Александр Довгань

Александр Довгань

Довгань

socionics.kiev.ua

Исполнительный директор украинско-российского СП, работающего в сфере атомной энергетики. Член научной школы гуманитарной соционики В.Гуленко.

Сатира

1. Чебуран — Всеслышащее Ухо

2.  Шлем Ужаса и Благодати

3. Тест на феминизм

Притчи

1. Наивысшая амплитуда жизни

2. О стадиях эволюции сознания

3. О двух сторонах

Чебуран — Всеслышащее Ухо

Чебуран — Всеслышащее Ухо

Правда об ушах, революциях и Ордене Шести

«Чем меньше мы себя знаем, тем на большее замахиваемся»
Э.Севрус

«Наше ухо – передняя; ежели слова входят в нее,  как попало, в беспорядке, то едва ли они проникнут во внутренние покои, т.е. в разум и сердце»
Квинтилиан

«Господь Бог открыл мне ухо, и Я не воспротивился, не отступил назад»
Исайя 50 5

«Подобно Фаулзу, «играющему в бога»,  Довгань играет в Пелевина»
Ф.М.Достоевский

Правда 1. Уши, государство и революция

Весна в этом году сильно опаздывала вступать в свои права. В четверг 16 марта 2006 года в 14-00 в Москве недалеко от метро «Университет» двое студентов биологического факультета МГУ зябко ожидали прихода своих подруг, которые как обычно опаздывали, и от нечего делать обсуждали различия ушей у проходящих мимо них в неиссякаемом количестве прохожих. Один из них отличался веселым нравом и любовью к розыгрышам, одним словом — шутник. Другой обладал точностью суждений и умением из вороха случайных фактов вытащить главное звено, одним словом — умник. При таком различии характеров они были лучшими друзьями.

Сначала их беседа носила характер эмпирических наблюдений и подтрунивания над особо ушастыми экземплярами человеческой природы. Но далее натуралисты перешли к теоретическим обобщениям.

— Как учил великий Дарвин, — начал умник — различия и сходства органов у разных видов и внутри одного вида не есть случайность. Они имеют прямое отношение к сути жизни, являясь попыткой более успешного приспособления к среде, орудиями войны в борьбе за существование.

— Ты хочешь сказать, что уши – это орудия войны? Какой — внутри или межвидовой? – спросил шутник. – Наверное ты считаешь уши главным орудием в войне полов и ушастые девушки кажутся тебе чертовски привлекательными?

— И той и другой. В межвидовой борьбе уши человека уступают ушам некоторых животных. Но человек создал совершенные устройства фиксации и записи звука, которые превзошли природные орудия. Что же касается внутривидовой борьбы людей на ниве слуха, то первоначально преимущество в деле подслушивания имели женщины, которые превосходили мужчин в хитрости, уступая им в силе. Поэтому особо ушастые женщины ассоциируются у меня с наиболее хитрыми, всеслышащими созданьями и особой симпатии у меня не вызывают. Из ряда женских экземпляров меня привлекают красивые дуры с покладистым характером.

— Тогда твой идеал – глуховатые девушки с маленькими ушами. Точная характеристика твоей Зинки.

— На счет Зинки ты прав. Она за своим бурным и непрерывным слововыделением никогда никого не слышит.

— Зато у моей Наташки слово можно вытянуть только под пыткой. Они с Зинкой – идеальный тандем глухого и немого. А что еще скажешь об особо ушастых людях?

— Скорее всего, уши больших размеров и необычной формы – это локаторные станции, оставшиеся людям в наследство от животных как некий атавизм или же есть результат современных мутаций, направленных на развитие паранормальных слуховых способностей.

— Локаторные станции? Но ведь технический прогресс остановил за ненадобностью дальнейшее совершенствование органов человека? Теперь вместо тренировки ног мы ездим на машинах, а вместо тренировки мозгов – сидим перед телевизором или в интернете.

— Прогресс человеческой цивилизации больше связан с совершенствованием общественных органов и устройства государства, которые по своей сути аналогичны органам и устройству человеческого организма.

— Такое сходство очевидно. – отвечал шутник. – Ведь существуют органы внутренних дел и внешних сношений. Кроме того, есть органы, олицетворяющие честь, совесть и мозг нации, ее глаза, уши, язык и зубы, рот, кричащий в рупор эпохи и в перерывах между этим поедающий спрятанное в закромах Родины. Люди, которые в них работают, также олицетворяют собой выполняемую ими функцию?

— Совершенно верно, существуют люди-руки, люди-глаза, люди-уши, люди-кулаки, люди-мозги, люди-рты и люди-жопы. В общественной специализации людей кроется главная причина социального неравенства, так как не все могут одинаково успешно выполнять ту или иную функцию, а поэтому только процесс борьбы за существование и за место на социальной лестнице определяет, кто будет, скажем, мозгом, а кто – жопой.

— Это мне напоминает порядок и иерархию клевания у куриц на насесте, когда вышесидящий может клюнуть ближнего и обосрать нижнего.

— Из приведенного тобой примера видно, что внутривидовая конкурентная борьба жестче на своем уровне иерархии, так как только победитель может претендовать на подъем выше, где ему придется столкнуться с более сильными, подготовленными и жестокими соперниками. Наиболее слабые и беззащитные вынуждены довольствоваться нижними этажами насеста, где их все вместе обсырают вышестоящие этажи.

— Но среди птиц встречаются также особи-мутанты с отклоняющимися от общепринятых свойствами, например белые вороны или шестипалые курицы?

— В зависимости от специфики этих свойств, эти особи либо изгоняются из центра социума на его периферию, либо благодаря особо ценным для общества и выживания неординарным качествам выталкиваются наверх. На верхних этажах общественного курятника находится достаточно много особей, отличных от нормы, но приспособленных к жесточайшей и подлейшей конкурентной борьбе. Они у всех на виду и на слуху.

— А как быть с фактом наследования высокого общественного положения одаренных и славных отцов их бездарными и выродившимися потомками?

— Существует круговорот элит, описанный, например, Паретто в чередовании львов и лис. На мой взгляд, процесс свержения старых одряхлевших львов и лис новыми молодыми хищниками и есть предмет революций, независимо от их названия или цвета. Буржуазные, социалистические, красные или оранжевые – революции означают процесс свержения старого режима новым, старых кланов новыми или новым поколением старых, в результате чего из средних этажей курятника на верх прорывается отряд молодых и агрессивных петухов, которые опускают старых некогда сильных лидеров, но теперь уже ожиревших, постаревших, спившихся, потерявших хватку, удачу и потенцию к эффективному правлению.

Друзья простояли так еще некоторое время, продолжая взлеты своей теоретической мысли, но ожидаемый ими девичий тандем все никак не приходил.

Правда 2. Люди в черном

Внезапно рядом с ними остановился большой черный джип Hammer с непроницаемыми стеклами. Из джипа вышли двое крепких мужчин, одетых в темные очки и черные смокинги. Быстро приблизившись к студентам, они попросили их пройти с ними. Взяв испуганных друзей под локти, громилы мигом усадили их на заднее сидение джипа, усевшись по обе стороны от них. Левый был более смазлив, а правый более угрюм. Они напомнили друзьям героев из недавно увиденного фильма «С днем рождения, Лола» — Бима и Бома. Водителя от пассажиров скрывала непроницаемая перегородка.

— Мы ничего не сделали, в чем дело? – пытались спросить удивленные студенты.

— Все так говорят по началу. – ответил сидящий слева Бим.
— А потом раскалываются как орехи кувалдой. – прокомментировал сидящий справа Бом.

— Раскалываются?! Да мы ничего не знаем! – продолжали студенты испуганную речь.

— Все, кто попадают к нам, быстро становятся знатоками, как в телевизионной игре, только лучше, и подробно рассказывают что, где и когда. – произнес Бим, сидящий слева.
— В них даже пробуждается память прошлых жизней – подмигнув добавил Бом — и они с готовностью излагают факты из биографии своих предков до седьмого колена.

— Мы, как студенты биологи, ответственно утверждаем, что памяти прошлых жизней не существует, а все это выдумки эзотериков и продукт маразма старого профессора доктора Юнга, который, как это часто бывает с психиатрами, сам стал похож на своих пациентов. – с пафосом попытался произнести умник. В этот момент он очень напоминал кролика из мультфильма о Вини-Пухе.

— Не знаем мы, как там ваш «проффесор», но наши «поциенты» не уступают ему в глубине и широте своих познаний. – обнадежил Бим.
— Точно, они даже рассказывают то, до чего раньше ни один ученый не додумывался. Так сказать, турбо-эвристика. – дополнил Бом.

— Братцы! Да мы кроме того, как девок щупать, ничего дельного и знать не можем. – попытался смягчить атмосферу шутник.

— В тисках всем открывается мудрость! – философски произнес Бим.
— А если не открывается, значит нужно закрутить по туже. – продолжил его мысль Бом.

— Мудрость есть искусство жить! Она приходит к человеку с опытом! – взволновано произнес шутник.
— Мы как раз и стремимся провести над вами недостающие опыты – заверил его Бим.
— И если чисто сердечно во всем признаетесь – будете жить. – авторитетно добавил Бом.

— Понимание мудрости на протяжении истории претерпевало перемены. – решил вдруг развить тему умник и увести ее подальше от тисков. — В древности мудрецом считался тот, кто отрешался от мира, довольствовался малым и пребывал в созерцательном недеянии, терпеливо перенося невзгоды и удары судьбы, достигая в конце концов нирваны-атараксии-просветления. В средние века мудрецами считали тех, кто греховной мирской жизни предпочитал духовную жизнь в заповедях божьих и которые на пути нравственного совершенствования достигали вершин святости, божьего благословения и нисхождения манны небесной. В новейшее же время новыми мудрыми считаются те, кто преодолел довольство малым и созерцательность мудрецов древности, ограниченность заповедей закона божьего и иллюзорность жизни в духе мудрецов Средневековья. Старым образцам они противопоставили довольство многим и многими, агрессивный штурм богатств мира, широту и недогматичную пластичность нравственных устоев, смысловую рокировку бога и самого себя на пьедестале религиозного поклонения. Стремление к небесной манне сменили вполне земные ее заменители — money, которых как известно мало не бывает. Их культурным идеалом стало достижение высшего земного счастья — неонирваны от наслаждения всей полнотой материальных благ и удовольствий, которые способно дать обладание многонулевыми суммами вечно зеленых купюр, высокое место в списках людей года и Форбс, виртуальное присутствие в продуктах новостного шоу-бизнеса, наличие топ-модели-жены и влиятельных друзей, другими словами — прижизненный доступ в рай узкого круга неограниченных в возможностях и купающихся в роскоши ограниченных людей. Тех, кто не достиг вершин современной мудрости, неомудрецы считают не умеющими жить лузерами, лохами по-нашему, которые, по их мнению, способны лишь причаститься к оберткам счастья, купив себе дешевую мобилку, подержанный автомобиль или глоток «Pepsi». Тех же, кто не обладает даже минимальной ловкостью жизнеумения для приобщения к высшему, новые мудрецы именуют полным отстоем и рассматривают в качестве закономерной фауны в ареале их существования, необходимой только для подчеркивания их значимости и превосходства, как зримые доказательства их неоспоримой мудрости.

— У нас есть свои строго отработанные и проверенные критерии мудрости, зафиксированные в служебной инструкции. – ответил на мудрствование умника Бим.
– Хотя особой разницы между мудрецом и мудаком мы не видим. — добавил Бом.

— Да кто вы такие и куда нас везете?! – попытался вспылить раздраженный умник, на что получил очередной стереоответ от людей в черном:
— Вопросы здесь задаем мы.
— Ответы здесь даете вы.

— Но мы пока не услышали ни одного вопроса! – поддержал друга шутник.

— Задавать вопросы не открывая рта – вот истинное искусство вопрошания. – изрек Бим.
— Давать обширные ответы на неозвученные вопросы – подлинное искусство отвечания. И этому искусству мы обучим вас в совершенстве. Это адаптированный к нашим условиям дзен. – отвечал доморощенный дзен-буддист Бом.

– А просветление есть пустота сознания после качественно проведенного дознания? – догадался шутник.
— Нет, наверное, это процесс прояснения сознания направленной в глаза лампой – ответил за них умник.

— Говорящий не знает. – произнес Бим.
— Молчащий не выживает. – уточнил мысль Лао-Цзы Бом.

Тем временем джип с включенной сиреной подобно ледоколу, рассекающему льдины, бороздил московские улицы, пробираясь сквозь пробки к черте города и наконец вырвавшись за его пределы несся куда-то на бешеной скорости. Около часа понадобилось джипу, чтобы довезти их до места назначения. Наконец он остановился.

Правда 3. ЧЕ-БУРАН

Выйдя из автомобиля друзья увидели, что стоят перед трехэтажным особняком, построенным в готическом стиле, больше напоминающим средневековый замок. Этот замок-особняк находился в лесу и был обнесен трехметровой стеной с барельефным орнаментом. Красивая каменная лестница вела к его входу, по обе стороны которого стояли точные копии скульптур Венеры Милосской и Давида с пращей. Проходя под охраной внутрь особняка, друзьям студентам почему-то закралась в голову мысль о том, что все эти скульптуры – оригиналы, а их поддельные копии стоят где-то в музеях Парижа и Флоренции. Вверху над дверью было высечено изображение уха, под которым виднелась надпись «Audio ergo sum».

Гостиная, в которую их провели, была выполнена в стиле модерн и контрастировала с внешним видом особняка. Большая комната с огромными окнами-витражами, была обставлена мягкими диванами и креслами, полками с книгами и компакт-дисками. На стенах висели картины художников-сюрреалистов, в различных ракурсах изображавшие органы человеческого тела, живущие своей обособленной от целого человеческого организма жизнью. Среди них умник узнал копию или подлинник работы Рене Магритта «Белая раса», изображавшая акробатическую фигуру расположенных друг на друге органов чувств и вероятно показывающая их иерархию. На вершине иерархии чувств был изображен глаз, под ним ухо, ниже находились губы рта, которые в свою очередь опирались на пару носов. На полу был постелен белоснежный палас с длинной как трава ворсой. В центре комнаты на мягком диване сидел важного вида мужчина средних лет. У него было волевое лицо, умные внимательные глаза и огромные оттопыренные уши. Такие огромные сверхчеловеческие уши друзья видели впервые и глядя на них они не сговариваясь про себя сразу назвали их хозяина Чебурашкой. Чебурашка был одет в спортивные брюки и футболку с изображением Че Гевары. Перед ним стоял небольшой круглый столик, поверхность которого изображала древнекитайский знак единства женского и мужского начал — инь и ян. На столе лежали какие-то диски, бумаги и блокнот, в котором он делал пометки. В руках у Чебурашки был пульт, которым он попеременно то приводил в движение, то останавливал видеоролики, внимательно просматривая их на огромном экране плазменного телевизора. Во время просмотра его уши двигались подобно локаторам. Некоторое время гости простояли у входа в гостиную, ожидая разрешения войти и успели увидеть пару роликов. Их сюжет был следующим.

В первом из них посреди поляны в зимнем лесу стояла украшенная игрушками новогодняя елка, а рядом с ней была Снегурочка, одетая в русский национальный наряд. В подтверждение своего статуса она держала в руке шоколадку «Снегурочка». Вдруг сверху на парашюте на край поляны опустился Санта-Клаус с изображением доллара на тулупе и с огромным искусственным членом в руке. Приземлившись, он сразу двинулся к Снегурке. Член крупным планом. На лице Снегурочки виден испуг. Она в ужасе смотрит по сторонам вокруг в ожидании помощи. Расстояние между ними сокращается. Крупным планом злобно насмехающееся лицо Санта-Клауса. Напряжение нарастает. Вдруг из леса со всех сторон выбегают люди в темных очках и черных смокингах. Они набрасываются на Санту и умело бьют его руками и ногами. Крупным планом поверженный Санта, поломанный искусственный член и хлопающая в ладоши Снегурочка. Крупным планом гордо улыбающееся лицо человека в черном, снявшего темные очки блондина с голубыми глазами. Снегурочка бросается к блондину и виснет у него на шее. Ролик завершала надпись на экране, подводящая итог всему показанному: «КТО С Х… К НАМ ПРИДЕТ, ТОМУ КОНТОРА ЯЙЦА ОТОБЬЕТ».

Во втором ролике люди в черном спасают женщин и детей, взятых в заложники чеченскими террористами. Текст в конце гласил: «Аллах акбар, но Родина дороже».

Нажав на паузу и сделав какие-то пометки в блокноте, хозяин повернулся к гостям. Приветливо улыбаясь он произнес: «Садитесь друзья, чувствуйте себя как дома» и пригласил студентов присесть в кожаные кресла, стоящие по обе стороны от столика. Студенты повиновались. Хозяин подал охране знак и она удалилась, закрыв за собою массивную дверь.

— Прошу прощения за неудобства, которые я вам причинил. – начал Чебурашка, с теплотой глядя на настороженных друзей. – Но вы сами невольно стали причиной моего повышенного к вам интереса. Да-да. Не удивляйтесь. Своему визиту вы обязаны теме своей недавней беседы, которая имеет ко мне самое прямое отношение.

Он ненадолго замолчав, а друзья, озадаченрые этой ситуацией, удивленно переглянулись. Тем временем Чебурашка продолжил.

— Позвольте представиться, меня зовут Вилен Лукич Буран. Сразу скажу, что за мной с детства закрепилось прозвище Че, из уважения к легендарному команданте – герою кубинской революции. И это прозвище настолько соответствует моему характеру, что практически стало второй фамилией. Поэтому друзья чаще всего называют меня двойной фамилией – Че-Буран.

Почему-то этому друзья не удивились.

— Я имею в виду вашу недавнюю беседу об ушах, государстве и революции. Вам удалось точно сформулировать суть вопросов. Что касается сходства органов человека и государства, людей-функций, то эти идеи не новы в истории человеческой мысли. Ваше понимание революции как смены старых петухов новыми верно в технологическом смысле, но не раскрывает отличий влияния различных типов революций на весь курятник. Большинство революций действительно заканчиваются сменой персонального состава верховных петухов и значительным похудением нижних слоев. Лишь не многие из них приводят к улучшению устройства курятника и жизни большинства куриц. Иногда к власти приходят идеалисты, которые провозглашают прогрессивные идеи увеличения пайки худейших и слабейших, а также принципов прицельного необсырания с призывом к вышестоящим срать мимо нижестоящих. Но, увы, эти благие намерения быстро забываются после прорыва к кормушке-поилке, а прицельное необсырание является недостижимым идеалом при высокой плотности нижестоящих при традиционном устройстве курятника. Те же из идеалистов, кто фанатично продолжает гнуть свою непрагматичную линию, рассматриваются жирнейшими курицами в качестве террористов, угрожающих стабильности курятника, и рано или поздно приносятся ими в жертву. Вспомним хотя бы судьбу любимицы старофранцузского народа Жанны Д’Арк, девственницы, которая в войне с англичанами с мечом в руке и русой косой на голове возвела на трон короля Карла VII Дружелюбного. Карл для своего времени был прогрессивным королем, так сказать правителем будущего. Как известно, идеи людей, опережающих свое время, воплощаются только через много лет после их смерти. Народ и многочисленные друзья-оранжисты любили Карла, как человека доброго и нежадного, вешали на стенах своих домов и замков его портреты, называли его — «наш Карлик», хотя и относились к его идеям как недостижимому в настоящем идеалу. Но любимые друзья Карла также очень завидовали популярности Жанны у народа и ненавидели ее за граничащую с безумием божественную харизматичность. Постепенно, но настойчиво они внушали королю, который внимательно наблюдал за развитием ситуации в бинокль, известную мысль о том, что «Пушкин сделал свое дело и теперь должен удалиться». Как вы помните, для расправы над Д’Арк была привлечена святая церковь, обвинившая Юлю, т.е. Жанну, в потере девственности и в качестве доказательства предъявившая целый художественный фильм о ее сладострастной любви к одному православному князю. Тогда и король озвучил прогрессивную идею отделения любви к друзьям от любви к подругам и отдал Жанну на суд иезуитов.

Таким образом, призывы к коренной перестройке курятника приводят в большинстве случаев к переделке удобных мест сильнейшими и введению ограничений доступа к ним для худых и слабых куриц. Но теоретически существует ИДЕАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, которая приводит к созданию ИДЕАЛЬНОГО КУРЯТНИКА, в котором никто никого не сможет обосрать и все имеют одинаковый доступ к кормушке-поилке, в которой всего оказывается в достатке, а срок жизни продлевается до наступления естественной смерти. Такой курятник, населенный только жирными и счастливыми курицами – вековой идеал всей куриной популяции, который пока не удалось осуществить в силу природной ограниченности куриных способностей, несовершенства куриной натуры и незаинтересованности богов в исполнении куриных грез.

Друзья студенты, пораженные такой осведомленностью подробностями их беседы, долго не могли произнести ни слова.

— Также следует учитывать существование двух основных моделей устройства курятника – традиционной азиатской и либеральной западной. – продолжал Че-Буран. – Их различия фундаментальны. В первой курицы живут в допотопном сарае, в котором баба Галя кормит их мало, но натуральным кормом, и убивает по очереди. При такой модели дольше всех живут те курицы, которые заберутся выше всех на насест и становятся недосягаемыми для бабы Гали. Поэтому иерархическая организация насестов является желательной для продления жизни куриной популяции в традиционных условиях. В отличие от азиатской модели, западная является технологически более продвинутой. Там куриц выращивают массово на птицефабриках в современных комфортабельных отсеках, в которых всех кормят много, но суррогатным кормом из промышленных отходов. Если в азиатском курятнике большинство куриц тощие, то в западном они в предельно сжатые сроки набирают рекордный вес и никакая пропаганда здорового образа жизни не спасает от ожирения эту цивилизацию толстяков. Скорость жизни там гораздо выше, но убивают их раньше и технологически более продуманно, превращая в унифицированные окорочка Буша, преданные идеологии свободы кудахтать и демократии голосовать за партию крупного либо среднего капитала. В силу ускоренного темпа жизни, либеральные курицы обычно не успевают достичь высоких стадий духовного развития и ограничиваются материальными желаниями преуспеть в гонке ожирения. В новейшее время западная модель устройства курятника все больше распространяется по всему миру, превращая народы в бройлеров, одержимых сверхпотреблением продуктов транснационального бизнеса, пьющих одинаковую «Pepsi» и смотрящих одинаково тупые сериалы.

Друзья молча слушали, продолжая соображать, чем для них может закончиться такое гостеприимство.

— Но все это избитая тема. Вот уши, это действительно новое! Меня удивила направленность ваших мыслей и их проницательность в таком молодом возрасте. – он внимательно посмотрел на студентов и продолжил. — Действительно, отклонения от среднего в размере и строении ушей наделяют их обладателей особыми важными для выживания способностями, которые выделяют их из ряда людей с заурядными ушами. Правда таких неординарных людей не так много и не каждый из них умеет развить свой природный дар до уровня гениальности.

— А в чем проявляются эти неординарные способности? – спросил, наконец, осмелевший умник.

— В даре яснослышанья. И вы я думаю уже догадались о том, что я обладаю этим даром. Таких людей как я в мире единицы, а может быть я один такой. Этот дар был дан мне от рождения и развивался в течение всей моей жизни. Сегодня я способен слышать все, что происходит вокруг меня в радиусе нескольких сотен километров. В пределах этих расстояний для моего слуха нет преград. При этом мой слух – абсолютен, многоканален и охватывает все диапазоны от ультразвука до самых грубых вибраций. Я слышу звуки в звуках, раскладываю их на составляющие, отмечая их тончайшие оттенки – промышленные, транспортные, природные. Я слышу, как миллионы людей ведут между собой бесконечные разговоры на одни и те же темы. Я слышу лай и рычание тысяч собак, крики птиц, мяуканье и урчание кошек. Я слышу ночной храп, сладострастные стоны и скрипы кроватей, крики оргазма, которые по ночам сливаются в единый великий храп-скрип-ох-стон огромного мегаполиса, восстанавливающего свои силы и теряющего их в наслаждении процессом воспроизводства армии своих жителей.

— Вы хотите сказать, что нашу беседу вы услышали среди миллионов других голосов лично без специальной аппаратуры не сходя с этого места?! – спросил сильно сомневающийся в услышанном умник, у которого возникло подозрение, что их водят за нос и снимают скрытой камерой для программы «Розыгрыш».

— Совершенно верно. – ответил Че-Буран.

— Но это можно проверить. – впервые заговорил шутник, у которого возникли аналогичные подозрения. – Не могли бы вы нам рассказать, о чем сейчас говорят наши подруги Наташа и Зина?

— Нет ничего проще. – ответил Че-Буран и закрыв глаза направил свои уши-локаторы в одну сторону. Через минуту он открыл глаза и произнес: — Девушки в кругу других своих подруг обсуждают две основные темы. Первая посвящена новой книге писателя Пелевина «Шлем Ужаса». Их очень интересует, кто же встретился в лабиринте с Ромео и Изольдой вместо Ромео и Изольды, а также как можно принять участие в этом захватывающем реалити-шоу. Вторая тема является стандартной и затасканной в современной женской компании. Это сенсационное сообщение о том, какой у Кирилла оказался большой и настоятельная рекомендация Кирилла всем своим подругам. При этом больше всех говорит Зинаида, а Наталья лишь изредка вставляет краткие восклицания типа «Ого!» и «Фигасе!». Судя по сказанному, Кирилл — также уникум, только в своей специфической области.

Умник и шутник заметно помрачнели. С уникумом-Кириллом они были знакомы не по-наслышке и знали все о его уникальных размерах и способностях. Книгу «Шлем Ужаса» друзья также не так давно дали почитать своим подругам. Рассказ Че-Бурана явно попахивал достоверностью.

— Каким образом вам удается из массы коммуникаций найти нужного контрагента? – раздраженно спросил умник.
— Вы уверены, что моя Наташа была среди них? И те ли это Наташа и Зина? – взволнованно вопрашал погрустневший шутник.

— Этот процесс чем-то напоминает принцип работы интернет-поисковика. – отвечал Че-Буран. — Механизм довольно мистичен, но в результатах вы можете быть абсолютно уверены, как не прискорбно мне сообщать вам эту правду жизни.

— И как вы только живете с таким даром? – произнес умник.
— Уши у вас не болят? – добавил шутник.

— Признаться мне приходится часто пользоваться специальными толстенными берушами, чтобы снизить порог слышимости до уровня нормального человека, иначе целый океан заурядных звуков одолевает меня. Но для работы я делаю исключение.

— Ваша работа связана с вашим даром? –произнес шутник.
— Догадываюсь я, кем вы работаете. – высказался умник.

— Вы правы. Буду с вами абсолютно откровенен. Как вы уже догадались, я – профессиональный слухач высшей категории, лучший в стране. Я работаю лично на президента страны и меня без лишней скромности можно назвать его ушами. Только мне под силу прослушать разговоры тех, кого иначе прослушать невозможно. Моя деятельность протекает в строжайшем секрете и под постоянным контролем моих коллег по службе. В основном я пребываю в процессе целенаправленной прослушки звукового пространства и фиксации целого вороха интересующих Службу разговоров. Будучи на родине, я слушаю кандидатов в кандидаты, разговоры политиков и олигархов, иностранных шпионов и террористов, где бы они не находились, естественно в пределах радиуса моих возможностей. По делам Службы мне также приходится часто выезжать в страны ближнего и дальнего зарубежья, чтобы отследить важные переговоры, зафиксировать слова особо влиятельных и недосягаемых обычным способом людей. Мой дар позволяет мне проникнуть слухом в святая святых, в самые защищенные спецаппаратурой и секретностью места. Добавлю, что кроме многоканального слуха я обладаю также завидной памятью, удивительно развившейся в результате моей профессиональной деятельности. За время своей работы я много раз был представлен к правительственным наградам. На моем счету раскрытие места пребывания особо опасных преступников и террористов, которые были мною выслежены и благодаря мне ликвидированы. Думаю, мне не надо вам перечислять их имена. Они были у всех на слуху. Также благодаря мне стало известно место нахождения мирового террориста номер один Осамы Бен Ладена. Наш президент даже поделился этой информацией со своим американским коллегой Бушем, но тот держит ее в большом секрете, ибо деятельность товарища Осамы крайне необходима американскому правительству в деле создания и оправдания огромных военных расходов, расширенного финансирования спецслужб и захвата нефтяных регионов Ближнего Востока.

Умник и шутник одновременно с интересом и опасением моргали глазами.

— Так вот, – продолжил Че-Буран – хотя я много и интенсивно слушаю по служебной необходимости, я также постоянный слушатель всех радиостанций, опер и концертов популярных артистов, которые для меня доступны как никому другому. Но несмотря на такой вот отдых, я испытываю огромную нехватку в том, чтобы говорить самому, делиться с кем-то своими мыслями и познаниями. Главным моим собеседником и слушателем остается лично президент. И надо сказать, он прислушивается к моим сообщениям и советам. В наших постоянных беседах рождается много воистину великих для судьбы страны идей. Так, например, когда мы с ним обсуждали желательность удвоения длительности президентского срока, записанного в Конституции, в голову В.В.П. пришла светлая мысль о сверхзадаче удвоения ВВП экономики страны. Эту мысль можно понять верно лишь правильно расставляя точки.

Друзья-студенты пребывали в глубоком молчании, в очередной раз пораженные откровенностью Че-Бурана и ее возможными для них последствиями.

— Из-за огромной нехватки общения и острого желания поделиться с кем-нибудь услышанной информацией, я иногда позволяю себе удовольствие поговорить со случайными слушателями, зная что они будут молчать как могила.

При этих словах Че-Бурана друзей охватил острый приступ страха.

– Не бойтесь, вам пока ничего не угрожает.

— Пока?! – подумал, но промолчал умник.
— Не угрожает? – добавил про себя шутник.

— А что, с вашей супругой вы не можете об этом поговорить? – вслух произнес умник. – Или это запрещено инструкцией?

— Я не женат. И это больная тема. Но с вами я поделюсь. Видите ли, я давно безнадежно влюблен. Это была любовь с первого звука, возникшая мгновенно и навсегда. Как жаль, что моя Маняша, как я нежно ее называю, так редко выступает в нашей стране. Я, признаться, частенько выезжаю за-рубеж, только для того, чтобы попасть на ее концерт и снова услышать ее дивный голос. Я был бы счастлив соединить наши судьбы, но увы, она не свободна. Мысль о другой женщине кажется мне кощунственной и предательской по отношению к единственной любви моей жизни. Поэтому я одинок. Мой идеал, увы, не достижим, а на меньшее я не согласен. Вам, наверное, любопытно узнать ее имя? Вот она. — Че-Буран указал на висевшую на стене позади студентов афишу, ранее не замеченную ими.

С афиши на сидящих в комнате смотрело масштабное изображение Монсеррат Кабалье. «Только одно выступление блистательной звезды оперной сцены, которое вы не забудете никогда» — гласил текст афиши. Генеральным спонсором проекта значилось телевизионно-рекламное отделение тюменской нефтяной компании. У спонсора был необычный логотип, вероятно придуманный его собственными креативщиками. На нем под лучами жаркого солнца был изображен сидящий верхом на тощем медведе обнаженный чернокожий мальчик с большой головой белой кошки.

Некоторое время друзья думали над символикой логотипа. Умник вспомнил о существовании египетских божеств – покровителя умерших Осириса, изображавшегося с головой шакала или собаки, а также бога мудрости, счета и письма Тота с головой павиана. В палящем солнце он увидел бога Ра. Вместе с медведем они символизировали собой попытку возрождения неоегипетской кастовости на местной почве. Шутник также имел свои догадки, которые были не так уж далеки от истины. Черный цвет кожи мальчика символизировал нефть. Большая белая голова кошки – жирных котов — белокожих руководителей нефтяных оффшоров. Жаркое солнце, касающееся своими лучами мальчика, – знак самого теплого отношения к ним со стороны светской власти. А тощий медведь должно быть символизировал народ, на котором ездит крупный сырьевой капитал.

— При любой возможности я вырываюсь на ее выступления, занимаю место в первом ряду, заваливаю любимую охапками роз и часто посылаю подарки из запасников Эрмитажа. Она знает меня, своего преданнейшего поклонника, в лицо и даже называет нежно «Мой тушканчик». Иногда у меня появляется непреодолимое желание отравить ее мужа Бернаде Марти, чтобы стать похожим на Цезаря Борджиа, сестру которого Лукрецию она так талантливо исполняет в опере Доницетти. И для меня не составляет особого труда осуществить это убийство, но я не могу себе позволить огорчить мою несравненную Монсеррат.

Че-Буран замолчал и более не хотел говорить на эту больную для него тему. На лицах друзей было видно сочувствие его несчастной любви.

— Можно поинтересоваться, что это за рекламные ролики, которые вы просматривали перед нашим приходом? – прервал возникшую паузу умник.
— Про Снегурку и Санта-Клауса – напомнил шутник.

— А, эти? – сказал Че-Буран, указывая пультом в экран телевизора. – Вы смотрели сериал «Менты»? А передачи из цикла «Криминальная Россия»? Все это – мероприятия, направленные на повышение рейтинга органов МВД в сознании населения. Пусть реальная раскрываемость низка, а продажность в органах высока, но в сознании миллионов зрителей телементы – рыцари без страха и упрека, надежная защита от преступности. Так вот, от руководства поступило указание повысить рейтинг нашей Службы в глазах населения. Для этого решили создать собственную рекламную студию и стимулировать креативность наших сотрудников. По увиденным клипам вы можете понять, какие орлы работают у нас в отделе! В дальнейшем планируется организовать собственную кинокомпанию, которая будет снимать сериалы «Контора пишет» и «Всегда на стреме», а также циклы патриотических программ: «Ты записался в добровольцы?», «Наш ответ Чемберлену», «Любите Родину, мать вашу». Это будет такая фабрика грез, что даже Голливуду нечего будет делать! Планы у нас грандиозные.

Правда 4. Музей Ушей

— А на стороне потенциального противника есть люди, подобные вам? – поинтересовался далее умник.

— Служба ведет наблюдение за иностранными гражданами с необычными способностями. Однажды в Москву проник британский агент 008, обладающий огромными ушами. Но Контора быстро его вычислила, позже я расскажу как, и сделала ему обрезание. Теперь его уши выставлены в Музее Ушей, который находится в этом доме. Если вы не против, то я мог бы его вам сейчас показать.

Друзья были не против и в сопровождении охраны прошли с Че-Бураном по винтовой лестнице на второй этаж. Музей Ушей занимал огромную светлую комнату и демонстрировал редкие экземпляры человеческих ушей с краткой справкой о них. Че-Буран прочел друзьям небольшую лекцию об ушах.

— В мифологии ухо ассоциируются со спиралью, витой раковиной и Солнцем. Этим можно объяснить странное, на первый взгляд, представление о рождении из уха, поскольку раковина — символ рождения, связанный с вульвой. Карма, сын бога Солнца Сурьи, родился из уха своей матери. Раковина также рассматривалась как талисман, помогающий легким родам.

На стене висели крупные изображения, иллюстрирующие эти странные взгляды.

Умник также имел глубокие биологические познания в этом вопросе, но предпочитал помалкивать, а шутник с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться, глядя на эти веселые картинки.

— Ухо слышит слово творения и ассоциируется с дыханием жизни. В египетском символизме правое ухо воспринимает дыхание жизни, а левое — дыхание смерти. На основе этих представлений магами Египта была создана эзотерическая техника перекачки энергии с одного уха в другое, которая якобы обеспечивала практическое бессмертие.

При этих словах Че-Буран смешно завертел локаторами своих ушей.

— В христианском искусстве Дух Святой иногда бывает представлен в виде голубки, влетающей в ухо Девы Марии. Таким образом в христианской мифологии ухо рассматривалось в качестве органа непорочного божественного зачатия.

Непорочность зачатия через ухо вызвала у биологов ухмылки. Тем временем Че-Буран провел друзей к висящим на стенах древним индийским и китайским гравюрам, изображавших особо ушастых людей.

— Удлиненные мочки уха на изображениях индуистских, буддийских или китайских персонажей означают царское происхождение либо духовную власть и величие. Они являются одним из благоприятных знаков в китайской религии.

Следующим по очереди было изображение женщин с острова Пасхи с длинными отвисшими ушами.

— Искусственное удлинение ушей у аборигенок острова Пасхи имело как религиозное, так и практическое значение, так как в этом уголке мира сознательно развивались магические силы ушей, позволившие адептам одной лишь силой своего уха двигать тяжелейшие валуны и строить таинственные статуи божеств с такими же отвисшими мочками ушей.

При этих словах уши Че-Бурана затрепыхались как перепонки летучих мышей или как два веера, создавая вокруг эффект включенного вентилятора.

Отдельное внимание было уделено заспиртованным ушам британского агента 008. Они по форме напоминали уши Че-Бурана, но по размеру были значительно меньше.

— Это наш почетный трофей. 008 приехал к нам подслушать государственную тайну, но был разоблачен, усечен и заспиртован. То есть его уши. А сам он, уже безухий, после промывки сознания и очистки памяти был успешно обменен на нашего разведчика.

— Вы обещали рассказать, как он был опознан. – напомнил Умник.
— Поделитесь с нами этой захватывающей уши историей. – попытался пошутить шутник.

— Хорошо, буду с вами откровенен до конца.

Все вместе они спустились назад в гостиную, где Че-Буран, предложив гостям горячий кофе с бутербродами, которые тут же доставили люди в черном, приняв удобную позу начал свой рассказ.

Правда 5. Орден Шести

— После завершения второй мировой войны сразу замаячила перспектива третьей. Главное внимание руководства СССР было приковано к созданию ответа на ядерный вызов со стороны США. После того, как усилиями наших физиков-ядерщиков и советской разведки была создана отечественная атомная бомба, в мире появилось ядерное сдерживание и началась гонка вооружений. Поскольку любой сценарий боевых действий с использованием ядерного оружия приводил к плачевным последствиям для каждой из сторон, то начался поиск несиловых форм войны, а именно войн научных, технологических, экономических, идеологических и психологических.

Че-Буран отпил ароматного кофе и продолжил.

— В последнее время до нас дошли сведения о создании потенциальным противником некого «Шлема Ужаса» — аппарата, парализующего человеческую волю и позволяющего управлять психикой человека. Управляется этот аппарат таинственными шлемилями — операторами «Шлема Ужаса», объединенными в Совет Шлемилей. Эти операторы оказались не совсем обычными людьми. Они обладают паранормальными психическими способностями. Собираясь вместе и объединяя свои силы, шлемили могут подчинить психику самого устойчивого и сильного человека. Как стало известно, атаки шлемилей в первую очередь направлялись на ключевых государственных деятелей Советского Союза. Совет Шлемилей стал представлять колоссальную угрозу безопасности страны. К большому сожалению деятельность Совета Шлемилей была разоблачена Службой слишком поздно и ряд ключевых государственных деятелей, находясь под их психическим управлением, инициировали начало перестройки и распад СССР. Новое руководство страны однако осознало сущность, методы и последствия войны нового типа, начавшейся во всем мире. Эта война позволила достигать поставленных целей без применения силы, путем разрушения и замены сознания противника суррогатным сознанием, превращая целые народы в управляемых извне зомби.

Студенты как-то смотрели передачу об оживших мертвецах и читали книжку о зомби.

— Поэтому перед Службой была поставлена задача нахождения достойного ответа на подрывную деятельности Совета Шлемилей, а также достижения превосходства на фронте психологической войны. Реализация этой задачи шла в двух направлениях. Первое было связано с выяснением точной информации о составе Совета Шлемилей, устройстве «Шлема Ужаса» и методах их работы. Второе предполагало создание собственной ударной психической группы и орудий психотронной войны. В ходе реализации первого направления было выяснено, что Совет Шлемилей состоит из трех молодых женщин с паранормальными способностями удаленного видения, остановки сознания и дистанционных психологических ударов. «Шлем Ужаса» был аппаратом, во много раз усиливающим их способности. Собравшись вместе, Совет Шлемилей при помощи «Шлема Ужаса» мог наносить массированные психологические удары по территории потенциального противника, а также осуществлять дистанционное управление сознанием важных государственных лиц. В ходе реализации второго направления был развернут поиск людей с паранормальными способностями, которые были включены в работу над проектом «Щит и Меч». В этот проект также попал и я. Среди людей, наделенных паранормальными способностями, были выделены группы, а внутри них отобраны самые одаренные. Так был создан Орден Шести — аналог Совета Шлемилей, превосходивший последний не только своими возможностями, но и числом, ибо включал в себя шесть экстрасенсов. Кроме того в рамках проекта был создан наш аналог «Шлема Ужаса» — «Венец Благодати», усиливающий наши паранормальные способности в сотни раз.

Че-Буран еще отпил кофе и продолжил.

— То что я вам рассказываю – великая государственная тайна. Но мне просто необходимо с кем-то ею поделиться для гармонизации своего «Я».

— Мы клянемся молчать обо всем услышанном – поспешил заверить Че-Бурана умник.
— И сразу забыть обо всем, что мы видели – добавил шутник.

— Мне не нужно клятв, я и так уверен в вашем полном молчании.

Друзья-студенты снова подозрительно переглянулись, а Че-Буран продолжил рассказ.

— Орден Шести, который стал «нашим ответом Чемберлену», включает в себя шесть великих магистров, а именно:

Великий магистр №1 — Са-Уран (Всевидящее Око) обладает паранормальным зрением, которое позволяет распознать врага на территории нашей страны. Он возглавляет Отдел Всевидения, в подчинении которого находятся все наши космические спутники, скрытые камеры наблюдения, приборы инфракрасного, теплового и ночного видения, а также глубинного рентгеновского просвечивания. Он способен разглядеть каждый волосок на заднице террориста, засевшего в сортире в любой точке нашей огромной страны.

Великий магистр №2 — Че-Буран (Всеслышащее Ухо). О моей деятельности вы уже многое знаете. Я возглавляю Отдел Всеслышания, в задачу которого входит прослушка телефонных и обычных разговоров с использованием высокотехнологичные системы звукозаписи и многочисленных жучков, установленных где только возможно. В отдельных случаях нам приходится вводить жучки в тело прослушиваемого объекта. Например микрофон и датчик GPS могут быть вставлены в зуб объекта при визите к стоматологу или вшиты во внутрь при операции аппендицита. Кроме того в моем подчинении находятся тысячи осведомителей и тайных агентов. За долгую и верную службу они награждаются орденами «Стукач» второй и третьей степени, а за особые заслуги – орденом «Почетный стукач» первой степени.

Великий магистр №3 — Бура-Тан (Всепронюхивающий Нос) — он же нагваль Ринпочэ — обладает паранормальным нюхом, позволяющим унюхать врага на территории нашей страны. Он возглавляет Отдел Всепронюхивания, в подчинении которого находится отряд специально тренированных собак, бегущих по следу и способных по запаху обнаруживать спрятанные наркотики, террористов, шпионов и оппозиционеров. Сам нагваль Ринпочэ не уступает собакам в зверином чутье и железной хватке, за что получил прозвище «Пес Пиздец».

Великий магистр №4 — Ли-Зуран (Всеподвешенный Язык) обладает паранормальными лингвистическими способностями, позволяющими заболтать, завербовать и развести врага в любой точке мира. Он возглавляет Отдел Разводки, который контролирует и режиссирует деятельность СМИ – электронных, печатных и телевизионных болтунов, а также интернетовскую, факсовую и почтовую переписку. Кроме того в его задачу входит распространение дезинформации, компромата, слухов, а также самое ответственное — разводка и шантаж деятелей большой политики и бизнеса как отечественных, так и зарубежных.

Великий магистр №5 — Елд-Уран (Всепроникающий ХХХ) обладает неотразимой сексуальностью, позволяющей соблазнить Совет Шлемилей как по очереди, так и всех вместе. Он возглавляет Злачный Отдел, контролирующий развитие проституции и порноиндустрии, а также подпольных тотализаторов. Он контролирует пагубные страсти сильных мира сего.

Великий магистр №6 — Мао-Суд (Любимец Судьбы) обладает способностью заглядывать в Книгу Судеб и вносить в нее коррективы. Мао-Суд занимает в нашем Ордене особое положение. Если первые пять магистров отвечают, как вы уже поняли, за одно из пяти чувств, владея им в совершенстве, то Мао-Суд отвечает за наиболее мистическое шестое чувство или интуицию, которая не есть функция познания через бессознательное, как считали некоторые буржуазные психиатры, а является трансцендентным каналом, соединяющий человека с разумом бога. Он возглавляет Отдел Интуиции. Когда в чьей-то голове зарождаются необычные идеи, Мао-Суд знает это. Его вотчина – секретные научные проекты, идеология, религиозные культы и секты, деятельность неформальных, политических и общественных организаций, жизнь интеллектуалов и людей искусства, т.е. отслеживание зарождающихся тенденций общественного сознания и поведения, ростков будущего в настоящем.

Орден Шести в лице всех своих великих магистров символизирует идеал Совершенного Человека, сумевшего всесторонне развить и обуздать все свои шесть чувств и который является переходной ступенью между человеком и богом.

Так Орден Шести стал надежным щитом Родины от атаки Совета Шлемилей и мечем ее возмездия. Способности Шести, усиленные «Венцом Благодати», стали грозной силой для наших потенциальных врагов.

Для реализации концепция «Щит», призванной окружить Москву непроницаемой для врагов стеной и сделать силу Ордена непобедимой, были выстроены шесть замков – центров силы Ордена, пять из которых были расставлены вокруг столицы пентаграммой Пятиконечной Октябрьской Звезды, а шестой установлен в самом ее сердце.

Вы сейчас находитесь в одном из шести центров силы Ордена – в Замке Всеслышания. В центре Москвы находится Замок Судьбы, в котором концентрируется сила всего Ордена.

Стратегической задачей Ордена Шести, лежащей в основе концепции «Меч», является осуществление большевистского идеала Мировой Революции путем зомбирования сознания лидеров мировых держав и превращения их в послушные орудия политики Ордена. Установив контроль над лидерами, Орден планирует быстро зомбировать правящую верхушку всех стран, а затем с их помощью улучшить сознание людей во всем мире, построив на всей планете развитой коммунизм.

Удобным моментом для начала Мировой Революции могла бы стать встреча руководителей большой восьмерки в Москве. Тогда бы Орден мог взять всех руководителей сверхдержав тепленькими и поставить под свой контроль.

Однако, это планы будущего. А на повестке дня нынешнего – выборы преемника президента В.В.П. Мнение Ордена Шести и президента совпали в том, что преемником должен стать свой – один из шести магистров. Но в процессе выбора конкретной кандидатуры произошел раскол.

Амбиции магистра №5 на президентский пост были отклонены большинством, аргументируя тем, что народ и так уже поимели в процессе перестройки и переделки.

Магистр №1 и я посчитали дальновидность и умение слушать не соответствующими текущему моменту и сняли свои кандидатуры.

Магистр №3 — нагваль Ринпочэ заявил, что в смутное для страны время его прямая задача вынюхивать и душить оставшихся оффшорных котов.

Часть магистров поддержала кандидатуру магистра №6, который и так всегда играл ведущую роль в Ордене и обещал дать стране Великую Судьбу.

Однако президент и другая часть магистров, опасаясь чрезмерного усиления Мао-Суда, поддержали кандидатуру магистра №4, который по их мнению как никто другой способен заболтать и развести народ. За именем магистра Ли-Зурана скрывается быстро сделавший карьеру генерал Лебедкин, зарекомендовавший себя настоящим мастером разводов, умеющим делать предложения, от которых никто не может отказаться.

Стороны пока так и не пришли к согласию, но интрига развивается очень бурно. Так магистр Мао-Суд создал собственную предвыборную организацию и фан-клуб – Орден Судьбоносцев, готовый принять в Святые Судьбоносцы любого, заплатившего миллион зеленых президентов. И говорят, от желающих стать святыми прижизненно нет отбоя.

Правда 6. Зал Шести Чувств

— Вот вы уже и посвящены почти во все государственные тайны страны, кроме одной. Теперь мне только остается провести вас в Зал Культа, который является одним из центров силы Ордена Шести Чувств.

С этими словами Че-Буран поднялся со своего места. Умника с шутником совсем не радовала честь посвящения в таинства Культа и очень пугали ее последствия. У них засело прочное подозрение, что они попали в руки опасного маньяка. Каждый из друзей обдумывал планы побега и искал для этого подходящий момент. Пока же они покорно согласились переменить обстановку и размять затекшие конечности. Да и что им еще оставалось делать?

В сопровождении охраны они поднялись по винтовой лестнице на третий этаж, который представлял собой одно огромное помещение без окон, освещаемое огнем висевших на стенах красных светильников, сделанных в виде скрещенных серпа и молота.

На полу Зала была выложена мозаикой большая пентаграмма Красной Октябрьской Звезды. Ее лучи расходились почти до самых стен этого идеально квадратного помещения. Угол каждого луча упирался в инкрустированное драгоценностями изображение одного из пяти чувств: глаза, уха, носа, языка и ххх. В самом центре пентаграммы было отлитое золотом изображение круга в котором находились прижатые друг к другу большие латинские буквы «F», нормальная и перевернутая, которые символизировали две ипостаси Судьбы: Фортуну и Фатум. Вся пентаграмма была точной схемой большой пентаграммы, составленной Замками Чувств вокруг Москвы.

На потолке прямо над Знаком Судьбы виднелся небольшой хрустальный купол с кругом нанесенных на нем китайских триграмм. Как объяснил магистр Че-Буран, политика китайского коммунистического правительства наиболее соответствует святому для Ордена идеалу Мировой Революции. Поэтому великий магистр Мао-Суд принял имя великого кормчего, добавив приставку «Суд» как символ страшного суда над всеми врагами революции.

— Сейчас начнется Обряд – торжественно объявил Че-Буран. – Я должен занять свое место.

С этими словами великий магистр Всеслышащее Ухо прошел к одному из лучей Звезды и стал на драгоценное изображение уха, выделявшегося своими размерами по сравнению с другими органами.

Этот обряд в данный момент одновременно происходил в каждом из шести Замков Чувств, в которых великие магистры заняли положенные им в пентаграмме места.

Через некоторое время Всеслышащие Уши начали энергично вращаться.

— Прощайте друзья, в ваших ушах я нашел приятнейших слушателей.

— Вот оно, сейчас нас будут приносить в жертву – пронеслось в голове умника.
— Пора делать ноги, а то… – шутник не успел додумать эту мысль.

Ослепительная вспышка осветила Зал Культа. Из хрустального купола в потолке вниз к Знаку Судьбы хлынул поток радужного света и залил собою пентаграмму. Одновременно пять замков связались между собою десятью радугами, создав светящийся пятиугольник с заключенной в нем пятиконечной звездой. Эти радуги нарастали, бурлили, набирали силу и интенсивность свечения. Наконец сила пяти чувств достигла своего предела и трансформировалась в энергию шестого чувства. Замки Пяти Чувств соединились с Замком Судьбы нитями золотого света. Вскоре вся Москва покрылась куполом золотого сияния.

Эпилог

Вечерело. Стоя недалеко от метро «Университет», двое студентов биологического факультета МГУ озадачено смотрели друг на друга.

— Наташка и Зинка должны были явиться много часов назад. Как могло время пролететь так незаметно? – вопрашал шутник.

Умник догадался, что наверное их так захватила беседа. О чем? Они никак не могли припомнить ее содержания, как будто воспоминания о последних часах жизни были вытерты из их памяти.

— Что-то связанное с человеческими носами. О том, что форма и размер носа имеет огромное значение в борьбе за существование. — напряженно припоминал умник.

— Наверное мы с тобой заучились. – констатировал шутник — Так можно все здоровье положить на алтарь науки. Пойдем-ка лучше выпьем пива и найдем своих подруг. Ведь они — наше лучшее лекарство.

АвторАлександр Довгань

Светлана Маслова

Светлана Маслова

Психолог, закончила психологический факультет МГУ в 1993 году.

Специализировалась в области аналитической психологии К.Г. Юнга, прошла обучение у специалистов из института К.Г. Юнга в Кюстнахте (Швейцария) в рамках 2-х годичной программы. Посещала семинары ведущих зарубежных и отечественных специалистов по процессуальной психотерапии, эриксонианскому гипнозу, голотропному дыханию, телесноориентированной психотерапии. С 1995 года провожу семинары и тренинги по аналитической психологии, преподавала в Московском институте психоанализа, автор спецкурса по аналитической психологии. Работала в сфере политического консалтинга, занималась индивидуальным психологическим сопровождением кандидатов во время выборов.

В 2001 году я открыла собственный консультационно-исследовательский центр под названием “Awareness way”. Я всегда очень радуюсь, когда меня спрашивают, что означает это название и с удовольствием объясняю. Возможно, от этого в нашем мире становится немного больше осознанности :)

С особенным интересом отношусь к изучению различных духовных традиций. Являюсь преподавателем хатха-йоги, знакома с такими практиками, как цигун, тайзцы-цюань, латиноамериканские практики.

В настоящее время консультированием не занимаюсь, провожу тренинги-интенсивы.

Контакты

Телефон: +7-916-655-73-86

e-mail: awareness.svetlana@gmail.com

Рассказы

Притчи

Повести

Сайты

Танец на краю

Небольшая повесть в жанре мистического реализма. В небольшой провинциальный отель приезжает вполне обычная с виду дама. После того, как она селится в своем номере, с постояльцами и служащими отеля начинают происходить странные вещи…

Танец на краю

Часть 1

В один ничем не примечательный весенний день, когда снег еще лежит не только на газонах, но и на тротуарах, а солнце уже припекает, прогоняя с неба остатки зимы, в помпезный, но слегка провинциальный 4-х звездочный отель города N вошла дама. Кто она и чем занимается – определить было решительно невозможно. Она могла быть и обычной служащей некоего предприятия, и представительницей зарубежного благотворительного фонда, и супругой крупного бизнесмена… или некрупного – все равно. Девушек за стойкой рецепшена эти вопросы совершенно не интересовали. Плати деньги – и живи себе. А с деньгами у дамы явно было все в порядке, раз она могла позволить себе симпатичный одноместный полулюкс с окнами во двор. Поэтому девушки любезно ей улыбнулись, как и всем остальным гостям, вручили электронный ключ от комнаты под номером 525, а подоспевший юноша в изящной униформе помог донести сумку. Было 15.25 по местному времени, когда дверь этого номера закрылась за новой гостьей отеля.

* * *

Горничная Авдотья все никак не могла привыкнуть к тому, что с постояльцами отеля, где она теперь работала, нужно разговаривать совсем не тем языком, каким она привыкла разговаривать со своими товарками в селе Угрюмово, откуда она была родом и где проработала на бумажно-целлюлозном комбинате целых 9 лет. Потом комбинат закрылся, товарки разъехались по ближайшим городам, а ее дальние родственники из города N пристроили работать горничной. Тогда еще это была обычная гостиница и она не носила гордое звание 4-хзведочного отеля. Потом сменилось руководство города, сменился хозяин гостиницы и начались перемены. В гостинице сделали ремонт, в холле все выложили мрамором и поставили огромный аквариум с причудливыми рыбами, в номерах водрузили навесные потолки, привезли новую мебель и цветные телевизоры с суперплоскими экранами. Словом, бывшая скромная гостиница стала походить на шикарный особняк из популярных мексиканских сериалов, кои Авдотья любила смотреть на досуге, помешивая очередное варенье из яблок, или вывязывая рукав свитера для кого-нибудь из своих многочисленных племянников.

Новый хозяин сменил практически весь гостиничный персонал. Уволил деревенских тетушек, вроде Авдотьи, и набрал молодых длинноногих девок и коренастеньких пацанов. Они были выучены улыбаться гостям, говорить некоторые фразы на иностранных наречиях и вообще будто сошли с экрана тех самых сериалов. Авдотья собралась уж было искать новую работу, но тут оказалось, что ее родственники (те самые, что ее сюда устроили) как-то удачно встроились в новую струю и остались при делах и при новом хозяине. Поэтому она осталась на своем месте, чему была безмерно рада. Вот только разговаривать на новый лад так и не научилась, поэтому старалась в разговоры ни с кем не вступать без особой надобности – ни с постояльцами, ни с новым гостиничным персоналом. Иногда родственники приглашали ее в гости, угощали дорогой колбасой и неместными фруктами и задавали какие-то вопросы о том, что делается в гостинице, как себя вел тот или иной постоялец, в каких отношениях один сотрудник с другим… Смысла этих вопросов Авдотья не понимала, но была наблюдательна, поэтому рассказывала все, что смогла подметить и запомнить. Родственники многозначительно переглядывались друг с другом, слушая ее ответы, иногда хмурились, а иногда приятственно улыбались…

Было около пяти часов вечера, когда Авдотья мирно смотрела телевизор, сидя в своей комнатке на пятом этаже. Внезапно зазвонил телефон и дежурившая сегодня на рецепшене администратор Елена велела ей принести в 525-й номер справочник «Желтые страницы» города N. Авдотья отправилась выполнять поручение, очень надеясь, что обитатель этого номера не станет ей задавать никаких вопросов и она уже совсем скоро вернется к сериалу и травяному чаю.

Авдотья постучала в дверь. «Входите, открыто!», — сказал кто-то изнутри. Дверь действительно была не заперта и Авдотья вошла внутрь комнаты. «Наверное, ванну с дороги принимает, — с облегчением подумала Авдотья, — сейчас положу справочник на стол и уйду». Но в ванной шума воды не было слышно, а в комнате, прямо на ковре, сидел ребенок – мальчик лет 5-ти. Он смотрел прямо перед собой, расплывшись в блаженной улыбке, и что-то тихонько бормотал. Авдотья огляделась по сторонам, заглянула в спальню – кроме мальчика в номере никого не было.

«Ты чего ж это на полу-то сидишь? – забеспокоилась Авдотья, — здесь же тебе не дома, где полы все мамкой мыты и метены, мало ль кто по тому ковру ходил». Мальчик не обратил на нее никакого внимания. Он все так же смотрел в одну точку и блаженно улыбался. Авдотья подошла ближе. Встала перед ним. «А звать-то тебя как»?

Мальчик по прежнему не отвечал и, казалось, вообще ее не видел. «Да ты не хворый часом? Где мамка-то твоя»? Авдотья даже немного испугалась. За годы работы в гостинице она много повидала, но чтобы дите вот так вот одно сидело… Да еще и странный мальчонка-то какой… Вздыхая и ворча себе под нос что-то про нонешних мамаш, Авдотья положила справочник на стол возле телефона и отправилась на первый этаж, посоветоваться с кем-нибудь, как поступить со странным мальчонкой.
Возле стойки рецепшена Авдотья застала скучающую Елену в компании второго сегодняшнего администратора Натальи и вечно увивающегося возле них официанта местного ресторана Василия. Убедившись, что гостей поблизости нет и им никто не помешает, Авдотья принялась рассказывать. «Я не знаю, там дама поселилась, — сказала Наталья, — Приличная вполне. Правда, ребенка при ней не было, но никто не запрещает приводить в номер гостей – хоть детей, хоть взрослых. У нас же – современный отель». Наталья гордо вскинула голову и тряхнула шикарной гривкой русых волос. Авдотья все не унималась: «Так может хоть позвонить ей, спросить? А то вдруг мальчонка-то на голову больной, а она его бросила и сбежала?». «Нас это не касается, — отрезал Василий, — вот если она за номер не заплатит или сопрет чего – тогда другое дело. Или там шуметь будет сильно, доставлять неудобства другим гостям. А пока жалоб не поступало – пусть себе чего хочет, то и делает там. Ее полное право». Авдотья поняла, что судьба необычного мальчика никого кроме нее не интересует и загрустила. «Ну если этот мальчик там будет сидеть и после того, как она от нас уедет – тогда другое дело, — сказала Елена, — А пока…» Она развела руками, давая понять, что разговор окончен.

Опечаленная Авдотья вернулась в свою комнатушку, уселась перед телевизором и задремала. Не заснула глубоким сном, а лишь слегка погрузилась в себя, воспринимая при этом все, что происходило в комнате. Она слышала монотонный бубнеж телевизора, иногда слегка ерзала, чтобы устроиться поудобнее на своем диване. Внезапно она почувствовала, что кто-то тронул ее за руку. Авдотья открыла глаза и увидела перед собой того самого мальчика, которого видела в 525-й комнате. Теперь он смотрел прямо на нее и улыбался. «Не бойся, у меня все хорошо, — сказал мальчик, — и у тебя тоже все будет хорошо. Ты спи!». Авдотья хотела что-то ему ответить, но не успела – ее глаза сами собой закрылись и сон накрыл ее, будто морской прибой кромку прибрежного песка…

* * *

Ровно в 18.23, когда солнце клонилось к закату и вечерний сумрак разливался над городом N, в холл отеля вошел немолодой, но вполне импозантный мужчина — предприниматель Вадим Урюков. Он был злой и уставший и никак не мог понять чего ему больше хочется – есть или спать. От этого он злился еще больше.

Целых три дня Вадим просидел в городе M, где вел переговоры с поставщиками. Переговоры зашли в тупик и дальнейшее сотрудничество было бы не только бессмысленным, но и опасным. Поставщики оказались тупыми проходимцами, а хуже этого ничего быть не может. С умными проходимцами нужно держать ухо в остро, но все же договориться можно. С честными тупицами работать тоже можно – они хоть и действуют топорными методами, но абсолютно предсказуемы. А вот тупые проходимцы – это самый безнадежный вариант. Они не видят очевидной выгоды для себя и для других, при этом ищут выгоду там, где ее по определению быть не может. В результате они действуют во вред и себе, и другим, не получая при этом ничего, кроме адреналина, ну и возможно — чувства собственной крутости. Хотя в результате они все равно идут ко дну, причем увлекая с собой всех своих партнеров. Именно с таким случаем и пришлось столкнуться Вадиму. После долгих и бесплодных попыток достучаться до их здравого смысла стало ясно – надо срочно рвать все контракты и искать новых поставщиков. Поэтому Вадим, еще из города M позвонил своей секретарше и велел срочно купить ему билет в город N на ближайший рейс. В аэропорту он пересел с одного самолета на другой и снова поднялся в облака. Утомленный и сердитый, Вадим летел навстречу неизвестности. С N-скими поставщиками придется начинать все практически с нуля. Сама по себе неизвестность его не пугала. Но для встречи с ней нужны были силы и присутствие духа, а именно этого Вадиму сейчас так недоставало.

В самолете как назло попался надоедливый сосед – все рассказывал, как он играл в местной футбольной команде и очень настойчиво зазывал прийти к нему в гости выпить водки. А впереди сидела мамаша с двумя детишками чрезвычайно буйного поведения – мальцы все время делили, чья очередь сидеть у окна, кто будет пить вишневый сок, а кто яблочный и еще Бог знает чего, завывая при этом на весь самолет… К концу полета Вадим был готов удавить и своего соседа и мальцов и заодно их мамашу.

Добравшись наконец до отеля, Вадим осмотрел номер люкс и остался вполне доволен – тихо, просторно, в ванной стоит джакузи, в минибаре полной набор напитков и легких закусок. Несколько воспрянув духом, Вадим решил спуститься в ресторан и по быстрому перекусить. Он заказал буженинки с хреном, рыбное ассорти, мясной рулет с жареной картошкой и овощным салатом, бутылочку Будвайзера и 200 грамм лучшей водки местного разлива – исключительно для успокоения нервов и хорошего сна. При этом Вадим категорически отказался от предложенных шустрым официантом Василием эксклюзивных блюд от шеф повара (по тысячи рублей каждое) и от интимных услуг местных жриц любви (цены вполне умеренные, но сейчас не надо, может быть потом…). Покончив с ужином и оставив Василию щедрые чаевые (шустрый малый – мало ли чего…), Вадим поднялся на пятый этаж и вошел в дверь под номером 524. У него едва хватило сил принять душ, после чего он рухнул в кровать и забылся глубоким сном.

Во сне Вадима мучили кошмары. Сколько ни говорила ему жена Анастасия – не нажираться перед сном – следовать этому правилу Вадиму практически никогда не удавалось. Вот и теперь он тревожно ворочался с боку на бок, терзаемый жуткими кошмарами. Сперва ему явилась жена Анастасия и стала требовать, чтобы он бросил пить и обжираться, потому что у всех мужья как мужья, только он как этот самый, и чтобы купил ей новую шубу, причем непременно на порядок дороже, чем у ее подруги Любаши, которая уже целых полгода перед ней выпендривается, а ей даже и ничего ответить. Вадим даже не знал, какое из этих требований страшнее и от этого становилось совсем хреново. Потом появился сын Венька и принялся упрашивать, чтоб ему купили всех акробатов и жонглеров из цирка на Цветном бульваре, чтоб они все поселились на их даче и каждый вечер устраивали представление. «Ну купиии, паааап, купииии!», — противно ныл Венька и тянул Вадима за рукав. Потом случилось и вовсе страшное. Среди черных туч, в зловещем красном сиянии появилась Белла – любовница Вадима, молодая и страстная, как Клеопатра, и объявила, что уходит от него к Гусякину. Она давно уже грозилась это сделать, если Вадим не купит ей квартиру в центре. «Лапусь, ну зачем тебе в центре? – уговаривал ее Вадим, — Там же шум, копоть, экологии никакой. Я тебе лучше в лесопарковой зоне куплю…». «Я те че – пенсионерка, в лесопарковой зоне жить?!», — злилась Белка, — «Я еще молодая, у меня жизнь только начинается! Мне, между прочим, Гусякин давно уже в центре квартиру предлагает. Так что ты думай, Вадик, мне надо со своей жизнью что-то решать». Эти разговоры всегда кончались истерикой и слезами и стали для Вадима нескончаемой пыткой. Хорошо еще, если ему удавалось затащить Белку в постель, тогда все было не так уж и плохо. Но в последнее время она все чаще уходила, громко хлопнув дверью, давая тем самым понять всю серьезность своих намерений. Вот и в этот раз все закончилось страшным грохотом, подобным раскату грома во время майской грозы и Белла исчезла среди туч… Вместо нее в наступившей мгле замаячила мерзкая рожа Гусякина, который почему-то стал подозрительно похож на самого гнусного из тех самых придурковатых поставщиков. Вадим издал хриплый стон, сел на кровати и открыл глаза. На окне шторы были задернуты лишь наполовину и в комнату заглядывала круглая и нахально яркая Луна. Из-за этого в комнате царил полумрак и по всему полу были разбросаны призрачно бледные тени. Вадим сердито и вместе с тем испуганно взглянул на Луну, будто она могла видеть его сны и узнала страшные его тайны. Он подошел к окну и плотно задернул шторы. Однако, вопреки его ожиданиям, в комнате не наступил полный мрак. Вадим обернулся и увидел, что стена, отделяющая его номер от соседнего будто бы стала полупрозрачной и сквозь нее в его спальню проникает рассеянный, едва уловимый свет.

Вадим потряс головой, пытаясь отогнать наваждение, но оно не проходило. Напротив, свет будто стал еще отчетливей и теперь было ясно видно, что от стены идет пять лучей, слегка разных по своей насыщенности и силе. Вадим хотел было подойти к стене и дотронуться до нее, но не смог и шевельнуться – его тело замерло в оцепенении, он мог только стоять и смотреть, что будет дальше. И тут прямо из стены появилась изящная женская рука с жемчужным браслетом на запястье, от каждого из пальцев шел луч света, пронизывая комнату и уходя дальше, сквозь следующую стену, куда-то в бесконечность. Вся комната наполнилась светом – теплым и мягким, растворившем в себе его страхи. Исчезла комната, кровать, окна с занавесками – остался только этот прозрачный свет. Вадим будто парил в его потоках, внезапно сделавшись невесомо легким. Где-то вдалеке послышался ему звон бубенцов. Он обернулся и увидел чей-то далекий силуэт. То-ли Белла, то ли Анастасия? Да точно ли он женский – этот силуэт? Может это кто-то из прошлого или будущего? Мысли шевелились в его голове очень неспешно, как бы нехотя и, едва вырвавшись на волю, тут же растворялись в потоках света. «А ну их всех в болото, — подумал Вадим, — не буду даже гадать – кто, зачем…». Тут он начал стремительно падать вниз и услышал под собой глухой рокот волн. К своему собственному удивлению он ничуть не испугался и с блаженной улыбкой опустился в мягкие волны… глубокого сна безо всяких сновидений.

Часть 2

Около семи часов вечера в ресторане N-ской гостиницы раздался телефонный звонок. Василий радостно снял трубку и начал было рассказывать про эксклюзивные блюда от шеф-повара, но голос в трубке сразу его остановил. Звонивший сам прекрасно знал, чего он хочет. Заказ был весьма странным: попросили принести пять сушей с угрем, четыре – с лососем, три – с тунцом, две – с морским гребешком и одну – с креветкой. Еще заказали салат из маринованных осьминожек с водорослями, рисовый суп с крабами и ко всему этому – глубокий 3-х литровый кувшин с холодным шербетом. Все это просили доставить в течение получаса в 525 номер. Вспомнив рассказ о странном мальчике из этого номера, Василий затараторил: «Возьмите пирожное – оно понравится вашему мальчику!», но в трубке уже раздавались короткие гудки.

Через 25 минут Василий поднимался в лифте на пятый этаж, держа в руке поднос с блюдами японской кухни и кувшином шербета. Он работал в этом ресторане третий год и научился виртуозно управляться с подносами и подачей блюд, непринужденно болтать с клиентами и располагать их к щедрым чаевым. Работа его вполне устраивала – скользящий график оставлял достаточно времени для гулянок, ночные смены служили прекрасным предлогом для того, чтобы не показываться дома у родителей по нескольку недель, к тому же всегда рядом крутились симпатичные горничные и администраторы. Правда, время от времени родителям все же удавалось застать дома своего блудного сына и тогда они обрушивали не него весь свой праведный гнев за «бездарное прожигание лучших лет», а также — «отсутствие идеалов и устремлений». Василий считал все это сущим бредом, но, будучи по натуре человеком добросердечным, родителей своих жалел. После таких разговоров он очень расстраивался, подумывал даже поступить в какой-нибудь институт или женится, но, выйдя за порог дома, тут же об этом забывал.

Подойдя к комнате 525, Василий постучал в дверь и приготовил дежурную улыбку. Однако, открывать ему не спешили. Василий постучал еще раз, погромче. В ответ раздались шлепающие шаги, замок повернулся и изнутри послышался неприятно дребезжащий голос: «заходи уж!». Шаги тут же прошлепали назад, в глубь комнаты. Василий толкнул дверь и остолбенел, увидев открывшуюся ему картину. Весь коридор был залит водой, причем в лужах плавали непонятно откуда взявшиеся водоросли и кувшинки. «У вас что – трубу прорвало?» — крикнул Василий. «Это тебя прорвало сегодня утром, когда ты на этого дебила Ермолая наконец наорал!» — отозвался из комнаты все тот же дребезжащий голос. И тут же добавил: «Проходи уже давай, чего встал? Неси чего принес!». Тяжело вздохнув, Василий пошел прямо по лужам по коридору. «Не надо мне от него чаевых, — решил он, — поставлю сейчас поднос и уйду…». Однако, то что он увидел в комнате, заставило его снова остановится.

Комнаты, собственно, не было. Точнее – была только та ее стена, что примыкала к коридору. Дальше ковровое покрытие практичного коричневого цвета таинственным образом переходило в лужайку, покрытую травой, а за ней и вовсе виднелось озеро, заросшее камышами. «Опять он встал как истукан!» — раздалось из камышей, — «сюда давай подходи! Тебя не съедим, не боись!». Василий сделал несколько шагов в сторону озера и тут наконец разглядел своего собеседника. Более странного существа ему еще видеть не приходилось – это был небольшого роста коренастый мужичек, подозрительно похожий на лягушку. Увидев подносы, мужичек-лягушка деловито подскочил к Василию, схватил несколько сушей с подноса и со словами «давай помогай!» повлек его к самому берегу озера. Василию оставалось только подчиниться…

Водная гладь была во многих местах затянута ряской, но в оставшихся просветах вода была поразительно чистой. В одном из таких просветов, неподалеку от берега стоял журавль и неспешно чистил оперенье. Василий невольно залюбовался грациозной птицей и даже перестал удивляться всей странности происходящего. Между тем, журавль закончил свой туалет и чуть заметно кивнул стоящему рядом с Василием мужичку-лягушке. Тот принялся с энтузиазмом кидать ему суши, а журавль, по прежнему стоя на одной ноге и лишь поворачивая клюв в нужном направлении, ловил лакомство и тут же его проглатывал. «Теперь ты!» — толкнул в бок зазевавшегося Василия мужичек-лягушка. Василий стал кидать журавлю оставшиеся суши, но у него получалось это совсем не так здорово, как у Лягушонка. Журавлю приходилось наклоняться то в одну, то в другую сторону гораздо сильнее, чем прежде, а одна суша и вовсе улетела так далеко, что, печально булькнув, исчезла в ряске. «Эх ты, растяпа!» — взъелся лягушонок, — «Считай, что это утонули твои чаевые!». Василий загрустил. Но не из-за чаевых, а из-за того, что не смог он быть достойным этой прекрасной птицы и что какой-то неказистый лягушонок и тот оказался проворней его. Между тем, лягушонок уже плыл, рассекая ряску, прямиком к Журавлю. На голове он удерживал поднос с кувшином и двумя мисками – с супом и салатом.

Пока Журавль ел и пил, то опуская клюв в миски или кувшин, то запрокидывая его высоко над головой, Лягушонок умудрялся из-под подноса увещевать Василия: «Твоя проблема, — дребезжал он, — в том, что ты — повсюду и при этом — нигде. Это, конечно, могло бы быть высшей стадией просветления и многие искатели духа тебе бы завидовали. Но это – в том случае, если бы ты был в этом везде-нигде – уже, а не пока. А ты пока что – пока. Потому что чтобы действительно быть повсюду и нигде одновременно, нужно сперва побывать конкретно где-то, причем ни один раз и не два… Ква! Впрочем, сколько – это всегда по-разному, главное – это где и насколько конкретно. Вот тогда уже – пожалуйста тебе. А так – нет…». После этой глубокомысленной речи Лягушонок замолчал. Какое-то время было лишь слышно, как клацает клюв у Журавля и временами всплескивает вода, потревоженная мелкими рыбешками. Наконец Журавль насытился, Лягушонок приплыл к берегу и отдал Василию поднос с опустевшими мисками и кувшином. «Ну так что? Ты теперь – куда?», — спросил у него Лягушонок. «Туда…», — Василий неопределенно махнул рукой в том направлении, откуда, как ему казалось, он пришел. «Ну, давай-давай!», — хмыкнул Лягушонок и, прыгнув в озеро, резво поплыл брасом в сгущающийся над озером туман. Василий повернулся к озеру спиной и пошел, надеясь вскоре увидеть хорошо знакомое ковровое покрытие… Он никак не мог выбросить из головы бессвязную речь Лягушонка… Так, задумавшись, он шел довольно долго, глядя себе под ноги, а когда поднял глаза – увидел, что идет вдоль берега озера. Туман становился все гуще и Василий совершенно не мог понять, где он находится и куда ему нужно идти. «Это не над озером туман, а в твоей бестолковой башке!» — раздался где-то рядом хорошо знакомый дребезжащий голос, — «Я же говорю – сосредоточится ты ни на чем не можешь, вот и ходишь-бродишь кругами. А еще ты очень сильно напрягаешься, чтобы хоть где-то оказаться и хоть что-то понять. Но напряжение – дискретно и требует усилий. А вокруг все течет и изменяется… Вот и выходит, Василий, что вокруг тебя – сплошной туман… Утро туманное, утро седое…ооой-еееее… омммм» — запел вдруг Лягушонок ужасным дискантом. Василий так расстроился, что перестал напряженно вглядываться в туман. Он уселся прямо на траву и закрыл глаза… Перед его внутреннем взором тут же появился Лягушонок. Он сидел в огромном цветке лотоса и продолжал петь свою странную песню. Рядом с ним прекрасным недвижным изваянием стоял Журавль. «Один взмах крыльев – и ты где угодно. Вот что такое свобода «везде-нигде»». Это произнес уже другой голос, негромкий, но мощный, как аккорд, вобравший в себя все ноты – от самых низких, идущих из самой земли, до самых высоких, сошедших с горных вершин. Один только взмах…

Часть 3

В психиатрической больнице города N был обычный вечер обычного рабочего дня. Впрочем, вечер был уже довольно поздний и потому пациентам пора было спать. Однако, неугомонная шизофреничка Пелагея Селедкина все развлекала соседей по палате пением частушек не совсем приличного содержания. «Ну что, Пелагеюшка? По- хорошему, значит, засыпать не хотим? Укольчик тебе сделать?».

Психиатр Георгий Агафонов частенько засиживался на работе допоздна. Он давно перестал реагировать на шуточки своих друзей насчет того что «будешь со своими психами день и ночь сидеть – сам гикнешься с ними». Георгий в глубине души давно уже пришел к выводу, что каждый человек по-своему ненормальный, просто одни научились это умело скрывать, а другие – нет. Ненаучившихся считают психами и держат в специальных заведениях. А научившиеся сами себя держат в определенных рамках, собственными силами, поэтому в санитарах и таблетках для ограничения своей активности не нуждаются. В задачу психологов и психиатров, собственно говоря, как раз и входит помочь своим пациентам интериаризировать стены психиатрической клиники в собственное сознание, после чего они могут спокойно отправляться на все четыре стороны. Делиться этими своими открытиями Георгий, конечно, не спешил. Он так решил, что эта истина – из разряда «умный не скажет, дурак не заметит». Или, как более наворочено сформулировал Лао Дзы – «знающий не говорит, говорящий не знает». Потому Георгий аккуратно посещал все больничные мероприятия для сотрудников, наблюдал своих пациентов, время от времени писал статьи об особо интересных случаях из своей практики, участвовал даже в международных конференциях и писал диссертацию на тему «Психосемантический анализ параноидального бреда в период обострения МДП». Самое интересное, что когда бессвязное на первый взгляд содержание параноидального бреда пропускалось сквозь мудреные компьютерные программы, бессмысленные ранее слова вдруг выстраивались в четкие фразы, несущие определенный смысл. Правда, смысл был всегда разным – иногда он относился исключительно к личной жизни пациента и его семейным дрязгам, а иногда больше походил на послание от братьев по разуму с других планет. Самое удивительное, что никакой корреляции между поведением пациентов и содержанием их бреда совершенно не наблюдалось. Они явно и не догадывались о скрытом значении своих бессвязных речей. Поначалу Георгий, обрадованный своим открытием, рассказывал пациентам о том, что сами они, того не ведая, говорят. Но те только пугались, не понимая откуда он узнал об их жизни и тайных мыслях. Тогда Георгий решил не вламываться в их души с внезапно оказавшейся в его руках отмычкой и продолжал обычный курс лечения, используя полученные знания лишь в качестве ориентиров. Делиться своим открытием с коллегами он тоже не спешил. Мало ли среди них идиотов, которые станут калечить жизни своих пациентов ради удовлетворения собственного любопытства? Правда, какое-то время он боролся с собой, жалко было отказываться от всех лавров, которые он вполне мог бы получить. Но тут, совершенно случайно, в гостях у своего друга он посмотрел фильм «Адвокат Дьявола», решил, что это – знак, и что не стоит поддаваться любимому искушению Владыки Тьмы.

Шизофреничка Пелагея меж тем все не унималась. «Сергеич, ну дай хоть еще одну-то спеть! Из времен моей молодости, я девочкам обещала…». «Ну ладно, одну – можно» — милостиво разрешил Георгий, — «Но только без мата!». Он встал прямо напротив Пелагеи и строго так на нее смотрел, скрестив руки на груди. Та радостно приосанилась и заголосила:
«Перестройка-перестройка
Я и перестроилась
У соседа хрен большой
Я к нему пристроилась!».
«А без мата» — объявила она, хитро улыбаясь психиатру. «Так, ну все, быстро спать», — скомандовал Георгий, «Если через пять минут хоть один звук услышу – вернусь с санитарами».

Георгий неспешно шел по больничному коридору. За дверьми палат мирно спали пациенты, а из персонала остались лишь дежурные медсестры, да охранники, которые сидели по своим кабинетам. Тишина и одиночество располагали к размышлению и мечтам. А мечта у Георгия была – большая и красивая. Она появилась в тот самый день, когда он решил не делиться со всем миром своим открытием. «Все что происходит – не случайно, — думал Георгий, — В том что происходит со мной есть определенный смысл, которого я пока не понимаю. Я не знаю, кому адресован смысл тех слов из бредовых посланий моих пациентов. Но когда ни будь вдруг появится тот, чьи слова будут адресованы именно мне?». Эта мысль придавала сил Георгию хранить свою тайну, вновь и вновь загонять в компьютер транскрипты бредовых речей своих пациентов.

Вообще-то, ему бы хотелось, чтобы этим человеком оказалась симпатичная девушка, с большими карими глазами и задумчивым взглядом. Иногда он видел ее во сне. А в такие вот тихие ночные часы ему казалось, что она вот-вот выйдет из-за поворота больничного коридора и подойдет к нему… Но пока она не появлялась.

Георгий зашел в свой кабинет и стал листать историю болезни Пелагеи Селедкиной. Жила она с любовником – художником из числа непризнанных талантов. Когда ему удавалось продать что-то из своих картин – все деньги он пропивал, а потом принимался пропивать зарплату Пелагеи. Поначалу она пыталась его образумить, но потом махнула рукой и стала пить вместе с ним…
Зазвонил телефон. «Георгий Сергеевич? Тут больного только что привезли, он такой бред несет – я подумала, может Вам интересно будет…». Сегодня на дежурстве была Шурочка, молоденькая медсестра, явно положившая глаз на Георгия. Тот особого значения этому не придал. Сам он к Шурочке не испытывал ни малейшего интереса, но девушкой она была бойкой и миловидной, так что без жениха не останется… «Интересно. Давайте, приводите».

Через несколько минут в дверях кабинета нарисовался могучий парень в сопровождении не менее могучего санитара. «Вот, Георгий Сергеевич, привел. Только Вы эта.. чего-то он совсем…», — сказал санитар, кивая на парня. «А ты смотри у меня тут!» — наградил он суровым взглядом пациента.
Парень сперва стоял, потупившись, и не хотел ни присаживаться на предложенное кресло, ни говорить. Но постепенно Георгию удалось его усадить и даже напоить чаем. Когда же парень начал наконец говорить, его речь и вправду была крайне бессвязной. Он рассказал, что работает охранником в местном 4-х звездочном отеле и что он согласен, конечно, оберегать постояльцев от бандюков и всяких придурков, но воевать с драконами он не нанимался. «Не, ну нормально вообще, да? Я, значит, дверь открываю, а там – комнаты-то и нет, все черно совсем, будто бы слюда или нефть. Я внутрь сунулся, а там – вода! Но только я в ней не утонул. Я как был, так и иду все дальше и дальше внутри нее. Только чувствую – вода двигаться начинает, будто водоворот. Тут я идти не смог уже, упал и поплыл, поплыл, будто затягивает меня в воронку. И вдруг вижу – дракон. Огромный такой, стоит на задних лапах и на хвост опирается. И вот что я Вам скажу, доктор. Вот можете мне не верить и совсем психом считать, но этот дракон воду-то и мутит! У него только лапы и хвост неподвижно стоят, а остальное все – ходуном ходит. И голова тоже на одном месте стоит, да, так вот он за всем и наблюдает. А вода эта черная будто бы проходит сквозь него, ну чисто прям насквозь! Я его как увидел – прям вот повис так посреди воды и слова сказать не могу. То есть, не так чтобы на одном месте повис, а вместе с водой вокруг дракона вращаюсь. А дракон сперва меня даже и не замечал. Но потом вдруг вижу – он свою морду ко мне наклонил и — вот хоть режьте Вы меня, доктор! — улыбнулся мне. Клыки свои, значит, показал. Тут я закричал, давай барахтаться и вот, сам не знаю как, выскочил из воды этой за дверь, в коридор. Только дверь захлопнул, смотрю – а одежда-то на мне вся сухая, ни одной капельки на ней нет. Я тогда, только дух перевел – сразу к товарищу Завьялову и так ему и сказал, что плавать я вообще не умею и убивать драконов не обучен. И еще сказал, что всем нам грозит серьезная опасность и поэтому надо поднимать армию в ружье, выводить на улицы танки и тяжелую артиллерию. Возможно даже понадобится ядерная боеголовка. Всех жителей срочно эвакуировать – и по нему! Потому что дракон этот появился здесь не спроста и наверняка в заговоре с нашими врагами. Только в одиночку мне с ним не справится, нечего было даже меня туда звать. Так что, если Вам, доктор, не безразлична судьба нашей державы, а может – и всей планеты Земля — Вы должны немедленно позвонить министру обороны и сообщить обо всем случившемся, пока дракон не залил нас всех водой и не сожрал. Я же говорю Вам – чудом мне удалось спастись…».

Георгию стоило немалых трудов утихомирить разбушевавшегося Ермолая (именно так представился его новый пациент). Наконец санитар отвел страдальца в палату, а Георгий собрался перекинуть запись его рассказа в компьютер…

«Не надо, твой компьютер – у тебя в голове, и так все поймешь». Георгий даже не стал оборачиваться, он и так понял, что этот голос – внутри его головы. «Ну вот, началось…», — подумал Георгий. Он встал из-за стола, подошел к небольшому зеркалу и внимательно посмотрел на свое отражение. Ничего особенного не заметил. Да вообще-то, психические расстройства на лице и не отражаются, во всяком случае поначалу, ему это было хорошо известно. «Там ты меня не увидишь. Я внутри тебя. Я – Черный Дракон из племени водных драконов Черного озера. Доверься мне. Я проведу тебя сквозь зеркальную поверхность. Я умею это делать. Конечно, лучше бы это была вода, но зеркало тоже подойдет». Так говорил Черный Дракон, а Георгий смотрел на свое отражение в блестящей поверхности зеркала и постепенно переставал его видеть…

В какой-то момент он закрыл глаза, или ему так показалось, потому что наступил мрак. А когда зрение вернулось к нему, он увидел, что стоит на дне огромного озера с черной водой, вокруг него плавают рыбы, все дно устлано разноцветными водорослями и осыпано круглыми валунами. Хотя вода была черной, Георгий хорошо видел что происходит вокруг него, причем на довольно большом расстоянии. Он сделал шаг и обнаружил, что может перемещаться по дну, причем его передвижение было чем-то средним между ходьбой и полетом. Ему каждый раз приходилось отталкиваться от дна, но при этом, оттолкнувшись, он пролетал несколько метров и снова опускался. «Скоро ты научишься летать и дно будет тебе не нужно» — сказал ему Черный Дракон внутри его головы. Летая по озеру, Георгий увидел как на одном из валунов сидели Ермолай и учитель восточных единоборств, очень похожий на Джеки Чана. «Ты пойми – смысл не в том, чтобы победить Дракона, а в том, чтобы самому стать Драконом. Дракон – он сам по себе не злой и не добрый, просто очень сильный. Если ты боишься своей собственной силы, то для тебя Дракон – злой. А когда перестанешь бояться – станет добрым. Это только в ваших западных сказках драконы почему-то в основном злые. А у нас, в Китае, драконы добрые». Так говорил учитель восточных единоборств и улыбался.

Георгий оттолкнулся и полетел дальше. Теперь ему приходилось опускаться на дно все реже, его тело уже почти научилось полету. Он залетел в фиолетовое буйство водорослей с разлапистыми листьями и тут, среди них, увидел девушку с большими карими глазами и задумчивым взглядом. Она была совсем такой, какой он видел ее в своих снах, лишь с одним небольшим отличием. Она была русалкой. Георгий залихватски крутанул мощным хвостом и выпустил из своей пасти радостный фейерверк разноцветных искр.

Часть 4

Черноокая красотка Карменситта медленно поднималась по лестнице 4-х звездочного отеля с одного этажа на другой. Было уже так поздно, что даже слишком рано. Было время той самой густой мглы, которая бывает перед рассветом. Отель спал. Весь город спал. Казалось, что спит весь мир.
Десятью минутами раньше Карменситта сидела за столиком ресторана и небольшими глотками пила уже седьмую по счету пино-коладу. Это был ее любимый коктейль. В его вкусе был летний зной, песчаный пляж, морские волны и какое-то далекое счастье, никому не знакомое, но от этого не менее притягательное… Ресторан работал круглосуточно, но дежуривший сегодня официант давно уединился у себя в подсобке, причем, судя по всему, не один. Карменситте приходилось самой отправляться в бар за очередной порцией коктейля. Именно там, возле бара, ее и заприметил припозднившийся «гость». Возвращался он с какой-то развеселой гулянки и был не то что сильно выпивши, а скорее смертельно пьян. С удивленной улыбкой на потной физиономии сидел он на стуле-гвоздике, навалившись всей своей могучей грудью на барную стойку. Очень вероятно, что у него двоилось в глазах, поскольку Карменситту он приветствовал радостным криком: «О! Девушки пришли!». Та с невозмутимым видом подошла к бармену и заказала очередную порцию пино-колады. Стала ждать, пока он готовит, смотрела, как он смешивает ром Малибу со светлым ромом, потом – ананасовый сок и сверху сливки. Вот и готово блаженство еще на целых полчаса!

Мужик тем временем все пялился на Карменситту, продолжая удивленно улыбаться. Карменситта и вправду была красивой. Ее отец был испанцем. Еще в советские времена приехал он в город N из какого-то небольшого испанского города. Он был музыкантом, играл на саксофоне, а к тому же – он был чернокудрым красавцем с гордой осанкой. Весь его вид прозрачно намекал на существование какого-то другого мира, к которому он принадлежал — мира Пино Колады, джазовых оркестров и соленых морских волн… Этим он и очаровал молоденькую билетершу из местной филармонии, которая через положенный срок произвела на срок дочку, названную необычным именем Карменситта. Девочка выросла, обрела такую же, как у отца, гордую осанку, фигуру греческой богини и взгляд, устремленный в бесконечность. Существо из другого мира, случайно материализовавшееся в городе N с неясными целями, на неопределенный срок. Сейчас, с бокалом Пино Колады в руке, ее принадлежность к тому запредельному измерению как-то особенно явственно ощущалась…

«Ты приходи ко мне в номер минут через десять,» — изрек наконец мужик, — «Я вот только немного самого себя в себя приведу… А то я чего-то сейчас совсем не…». На этом он конфузливо хрюкнул и замолчал, шумно дыша. Карменситта многозначительно посмотрела на него и отправилась в ресторан пить свой коктейль. «Ключ я тебе здесь оставлю, сама открой!» — крикнул мужик и громыхнул о стойку бара тяжелым брелком. Карменситта не обернулась. Она знала, что ключ так и будет лежать на этом месте, пока она его не заберет.

Через двадцать минут Карменситта поднималась по ступенькам, застеленным дорогой ковровой дорожкой. Она совершенно не думала о том, куда она идет и зачем. Просто шла и все. Это было тем более странно, что на самом деле никакой «ночной бабочкой» она не была. Продавать свое тело за деньги она не собиралась и мужик этот был ей совершенно не интересен. Просто ей было скучно. Смертельно скучно в этом отеле, в этом городе N, в этом мире, где она оказалась по какой-то нелепой случайности и теперь не знала, как вернуться к себе домой.

Карменситта была студенткой, училась в столичном университете, на филологическом факультете. Романо-германское отделение, конечно. Первый год было интересно, второй – не очень, на третий стало совсем скучно. Эти знания были мертвыми. Они, подобно листу Мебиуса, вели бесконечной дорогой к самим себе, а не к тому, кто шел. И тогда Карменситта ушла. Взяла академ, чтобы не рвать все и сразу, но возвращаться не собиралась. Жила то в Москве, то в городе N, зарабатывала переводами зарубежных телесериалов средней степени идиотизма – причем платили за это, надо сказать, очень даже неплохо. В Москве были друзья по универу, интеллектуальные клубы и богемные тусовки, в N – мама и немногочисленные школьные друзья. Но ей по-прежнему было скучно…

И вот, оказавшись в очередной раз в городе N, Карменситта обнаружила обновленную до неузнаваемости местную гостиницу, ставшую теперь отелем. Ярким и вычурным пятном выделялась она на фоне унылого N-ского пейзажа. Блистали иссиня-черной слюдой тонированные стекла окон, на стоянке то и дело хлопали дверцы иномарок, возле входа блуждали нелепо эротичные путаны… Будто бы неумелая пародия на те самые сериалы о счастливой жизни, о другом мире… Но и эти сериалы были не более чем пародией, неумелой подделкой другого мира – даром что были в них и черноокие красавцы, и море, и Пино Колада и иногда даже неплохая музыка с голосовым сопровождением или без.

И все же, Карменситте стало любопытно (или просто забавно) и она направилась к массивной двери отеля. Ее встретил невысокий мужичок в красном камзоле, расшитым самоварным золотом и строго вопросил: «Вы куда?». «Хочу в ресторане у вас поужинать,» — не поведя бровью ответила Карменситта. Одета она была, по местным меркам, не просто хорошо, а даже шикарно, поэтому ее намерение оставить часть своих денег в ресторане было встречено самым искренним одобрением.

Когда Карменситта вошла в ресторан, его зал был совершенно пуст. Заглянув в меню, она поняла, в чем причина – цены здесь были по масштабам N-ска заоблачными. Тем не менее, Карменситта согласилась взять эксклюзивное блюдо от шеф-повара под загадочным названием «Песня Русалки», предложенное мгновенно подоспевшим официантом Василием. Она решила, что его расположение ей совсем даже не помешает – ведь как будут дальше разворачиваться события — не известно… К тому же это блюдо явно огромное и жутко калорийное, а значит больше ничего существенного можно будет вообще не заказывать, сославшись на диету, фигуру и прочую ахинею, которой, по мнению мужчин, женщины придают огромное значение.

Пока блюдо готовилось, а Карменситта пила аперитив, в ресторане абсолютно ничего интересного не происходило. Заходил, правда, средних лет мужичек в деловом костюме, проглотил целую груду разных блюд, выпил водки и удалился, о чем-то заговорчески пошептавшись с официантом. Карменситта даже начала скучать и пожалела, что пришла. Но внезапно дверь с шумом распахнулась и внутрь потекли разномастные девицы во главе с неприятного вида мужиком. В некоторых из вошедших Карменситта узнала тех самых ночных бабочек, которые около получаса назад ошивались возле входа в отель. Мужик велел девицам сесть за большой стол и ждать, а сам скрылся за дверью с надписью «служебное помещение».

Через некоторое время дверь снова распахнулась и в зал с шумом ввалилась довольно большая компания немцев с несколькими примкнувшими к ним отечественными гражданами. К неудовольствию скучающих в ожидании добычи жриц любви, среди иностранных гостей было несколько женщин. Иностранцы уселись за длинный банкетный стол, вокруг которого уже суетились несколько официантов, а приунывшие девицы остались ждать за своим столиком, время от времени лениво перекидываясь репликами о своей нелегкой жизни.

Карменситта неспешно пережевывала Песню Русалки, немцы пили водку, курили сигареты с ужасным табаком и громко гоготали, девицы все так же сидели за своим столиком, понуро насупившись. Все это было бы очень скучным и заурядным, если бы происходило где-то еще, а не в городе N. Не в том городе, где прошло детство Карменситты, где ее ругали в школе за миниюбку, время от времени отправляли в туалет умываться, подозревая, что она красит ресницы (хотя на самом деле они были у нее такими густыми и яркими от природы) и где ее подругу на три месяца исключили из пионеров за ношение серег. Не в том городе, который умудрялся не меняться ни от перестройки, ни от дефолтов – вообще ни от чего. Этот отель был уникальной точкой, где что-то менялось на фоне общего монолита неизменности. Случайно проросшим сорняком среди мертвых развалин, свято хранящих верность тому, чем они когда-то были. Во всяком случае, у Карменситты появилось явственное ощущение какого-то раздвоения и не-совсем-реальности происходящего. Это уже само по себе было интересно, поэтому ела она очень медленно, намереваясь задержаться здесь как можно дольше.

Наконец немцы закончили ужин и начали расходиться по своим номерам. Предводитель ночных бабочек оживился, видимо решив, что «клиент дошел до кондиции». С таинственным видом он подходил к каждому из них и что-то нашептывал, выразительно кивая в сторону девиц. Не обошел он вниманием и тех, кто остался сидеть за столом, лениво допивая свой чай…

Карменситта без особого внимания наблюдала за происходящим. Стороннему наблюдателю показалось бы, что она и вовсе не наблюдает, а просто пьет уже неизвестно какую по счету Пино Коладу, глядя куда-то в бесконечность. В общем-то, так оно и было. Она упивалась этим ощущением не-здешности происходящего, внезапно вошедшего с ней в контакт. Все происходящие вокруг события сейчас не имели смысла. Обладало смыслом лишь то, что происходило непосредственно с ней.

Между тем, внешний мир внезапно обратил внимание на Карменситту. Он принял облик покровителя местных интердвочек и замаячил возле Карменситты, продолжавшей сидеть за своим столиком в опустевшем зале. Причем намерения у него были явно недоброжелательные. «Ты чего здесь сидишь?» — мрачно поинтересовался он. «Ужинаю», — просто ответила Карменситта. «Ужинаешь!» — повторил тот с большим подозрением в искренности ответа. «А почему именно здесь?». «Здесь кормят хорошо. А мне дома готовить неохота», — ответила Карменситта томным голосом и улыбнулась такой невинно-придурковатой улыбкой, что подозревать ее в намерении заработать денег было бы по меньшей мере нелепо. Торговец интимными удовольствиями моментально потерял к ней всякий интерес и удалился. А вот ощущение раздвоения реальности по-прежнему оставалось. Стало совсем тихо и можно вслушиваться в тишину, угадывая в ней голос саксофона, растворенный в шелесте морских волн. И чувствовать горьковатый запах морского бриза, ощущать всей кожей, что он здесь. И тянуть через трубочку Пино Коладу, наслаждаясь каждым прикосновением к небу ее ласкающе-сладких капель.
Так и сидела Карменситта, растворяясь в открывшейся раздвоенности миров, отлучаясь только за очередной порцией Пино Колады, пока не нарисовался тот самый вышедший из самого себя мужик, который оставил ей ключ…

Карменситта шла по ступенькам и две реальности, несхожие друг с другом как день и ночь, рвали ее на части. В одной из них она была обычной дурой, которая ищет себе приключений на одно место и нет чтобы наразвлекавшись пойти домой – так она прет на рожон, рискует получить массу неприятностей – и ради чего? Ради сомнительного удовольствия посмотреть что будет, пощекотать себе нервы? «Да ладно, мужик же мертвецки пьяный, он уже спит давно. Зайду, посмотрю на номер, может даже оставлю ему любовную записку смеха ради… Ну и все». Так уговаривала себя Карменситта в этой «здешней» реальности. А в другой реальности, «не-здешней», ни пьяный мужик, ни его номер вообще сами по себе не имели значения. Они и не существовали вовсе, их просто материализовали на небольшой промежуток времени в качестве посредников между мирами, чтобы передать ключ Карменситте и создать портал в другой мир…

Она подошла к номеру 525 и открыла дверь. Она даже не удивилась, не увидев там ни гостиничного номера, ни, тем более мужика, передавшего ей ключ. Сразу за дверью пестрел разнотравьем луг, а посреди него росло огромное дерево, своей вершиной уходящее в бесконечность. Карменситта сделала несколько шагов по лугу и та, прежняя реальность, исчезла для нее навсегда. Она шла навстречу дереву и слышала, как где-то вдалеке шумит море, посылая ей воздушные поцелуи. Музыка не была слышна, но она существовала повсюду, была растворена во времени и пространстве и каждый, кто оказался в ее поле, становился нотой космической гармонии. Карменситта подошла к дереву вплотную и остановилась, обняв его ствол. Мировое Древо, о котором гласят легенды, корни его спускаются к самому центру земли, а крона уходит в бесконечность небесных сфер. Оно приняло Карменситту и теперь она сама стала точкой отсчета, началом начал. Несравненно малой, но при этом наделенной безграничной властью. Теперь куда бы она ни шла и что бы ни делала – этот путь был ее, потому что она была началом этого пути. В этом не было ни ложного величия, ни гордыни. Напротив – смирение с бесконечностью, примирение с ней.

* * *

Карменситта закрыла глаза, прижавшись руками к шершавой коре Дерева, замерла, вдыхая смоляной аромат и слушая шум листьев… а когда открыла их — увидела, что стоит на морском берегу и вокруг — лето. Море звало Карменситту и она направилась к нему. По дороге она видела, как в старомодном кресле-качалке сидит пожилая женщина и вяжет свитер, возле нее стоит небольшой деревянный столик, накрытый белой ажурной салфеткой, а на нем – чайник и керамическая кружка с дымящимся травяным чаем. По самой кромке воды промчался мимо Карменситты немолодой, но вполне импозантный мужчина, на котором не было ничего кроме цветастых шорт-бермудов и забавной гирлянды из оранжевых цветов. Он с восторгом шлепал босыми ногами по мокрому песку, поднимая после себя фонтанчики брызг. Еще дальше, уже по колено в воде, Карменситта вдруг заметила неподалеку от себя лодку, в которой сидел рыбак. Лодка подплыла чуть ближе и Карменситта узнала в рыбаке вчерашнего официанта Василия. Но теперь он был чрезвычайно серьезен и смотрел только на поплавок – сосредоточенно, но не напряженно.

Карменситта сделала еще несколько шагов и вдруг ей показалось, что она слышит музыку. Она никогда раньше не слышала эту мелодию, но если бы могла писать музыку – написала бы именно эту, чтобы выразить все, что творилось в ее душе. Во рту появился привкус Пино-колады, нежный и сладкий. Сомнений не было – эта музыка и этот вкус пробивались сквозь толщу воды, из глубины моря. Карменситта нырнула и поплыла… или полетела – к своему дому, где ее ждали счастливые люди, прекрасная музыка и Черный Дракон, посвятивший свою прошлую жизнь выслушиванию бредовых рассказов — ради того, чтобы встретить ее глаза…

Эпилог

«Мы сошли с ума, но мы не скажем никому
Мы сошли с ума, и мы шагаем в темноту
Найти любовь и посмотреть в ее глаза
Чтобы до конца сойти с ума»

(с) Агата Кристи

После эпилога

На следующее утро из номера 525 вышла та самая дама, которая поселилась там вчера в середине дня. Она спустилась в ресторан и там ее встретил недавно заступивший на свою смену официант Сергей. «Что желаете на завтрак?» Дама окинула беглым взглядом меню. «А вы можете приготовить омлет по-испански?». «Нет, — смутился Сергей, — у нас такого не бывает». «Очень жаль, — огорчилась дама, — я привыкла есть на завтрак именно омлет по-испански, а не что-то другое». «А вы знаете, — нашелся Сергей, — тут неподалеку есть ресторан «Долче Вита», так у них там шеф-повар – испанец, он наверняка вам приготовит этот омлет». Дама решила позавтракать там.

«Уходите?» — за стойкой рецепшена сегодня дежурила такая же миловидная улыбчивая девушка, как вчера, но с другим именем на бейдже. «Да, меня не будет около часа,» — ответила дама.
Несколько минут спустя, девушка за стойкой рецепшена нажала на кнопку связи с горничной. «Марина, сделай уборочку в 525-м…»…

Автор — Светлана Маслова

Притча о мотыльке

Притча о мотыльке

Вчера ночью ко мне в окно залетел ночной мотылек. Как и положено ночным мотылькам, он летал вокруг люстры, а когда уставал — спускался вниз и тут за ним начинал гоняться кот. Мотылек при этом делал бешаные круги по комнате, периодически подлетая прямо к открытому окну… Но всякий раз возвращался обратно к люстре, а потом — вниз, к коту. Я смотрела и думала — хватит у него ума и личной силы вылететь в окно? Но нет, увы. Мотылек оказался мало-сильным и кармически непродвинутым, потому был пойман у стены котом и съеден им…

Отсюда мораль — ищите себя не под фонарем, а там, где свобода. Даже если сейчас там темно…

Автор — Светлана Маслова

Бутылки

Бутылки

Никто до сих пор не знает о том, насколько связана человеческая жизнь с теми духами, которые содержатся в винных бутылках. А между тем, закупоривают их и хранят в погребах вовсе не ради изысканного вкуса — это уже случается само собой, как следствие. Главное — не выпустить того духа, который в этой бутылке хранится, раньше времени. Именно ради этого бутылку закупоривают пробкой, заливают сургучом и кладут в погреб, записав предварительно нужную дату. Это сейчас люди думают, что винные бутылки предназначены для хранения вин, то есть для услаждения вкуса и ради веселья. А задумывался ли кто-нибудь над тем, почему вино туманит мозги и заставляет человека то хохотать безо всякого повода, то рыдать горькими слезами? Все дело-то как раз в том самом духе, который хранился в этой бутылке. Ведь откупоривая очередную бутылку, никогда невозможно знать, что за дух из нее выскочит. Раньше существовали тайные манускрипты со сложными таблицами, наподобие астрологических, и по ним можно было вычислить почти все характеристики духа, зная когда и где данная бутылка была закупорена. Тогда духа специально приваживали особыми обрядами и песнопениями, чтобы заманить его в бутылку, перед тем как ее закупорить. Теперь же духи разбредаются по бутылкам совершенно самостоятельно, кому в какую вздумается. Так вот надоест духу ошиваться по белу свету — он и заберется в первую же попавшуюся ему бутыль… Но и это еще не все.

Дело все в том, что в некоторых бутылках хранятся не просто духи — лесные, например, морские или воздушные. Бывает, что в бутылке с вином хранится человеческий дух. Тогда этот самый человек, сам того не подозревая, становится заложником винной бутылки. Живет себе такой человек, скажем, в Лос-Анджелесе, или в Мадриде, или, например, в Урюпинске, ни о чем не догадывается. Потом, вдруг, этот человек умирает. Причина, на первый взгляд, может быть самая обычная — кто заболел чем-нибудь неизлечимым, кому кирпич на голову упал… Но на самом-то деле умирает он вовсе не от болезни и не от кирпича. Просто в это самое время какой-то другой человек, в совершенно другом месте откупорил бутылку с его духом, чтобы выпить вина в хорошей компании. Они будут сидеть себе и пить вино, из которого только что вылетел чей-то дух, даже и не догадываясь о том, что косвенным образом причастны к чьей-то смерти. Но мало ли человек за свою жизнь совершает поступков, за которые никогда не в силах будет ответить из-за своего неведения…

Бывают, правда, некоторые исключительные случаи. Иногда случается человеку откупорить бутылку со своим собственным духом — тогда он зримо для всех умирает, но на самом деле тут же перевоплощается в другую форму и начинает существовать в другом измерении. Иногда даже дух использует его старое тело как материал для создания нового — тогда человек просто исчезает, будто его и не было. Но это происходит только тогда, когда на человека в этот момент никто не смотрит — иначе духу бывает трудно противостоять чужому представлению о прежнем теле и он оставляет его лежать бездыханным, не препятствуя свершению всего последующего.

В старые времена были некоторые маги, которые специально готовили себя всю жизнь к такому переходу. Для этого магу было необходимо заключить союз с каким-нибудь другим магом. Они заманивали духи друг друга в бутылки с вином, закупоривали их и прятали на хранение в особое место. Потом каждый из них отправлялся в путешествие — каждый в свое, а через условленное количество лет они встречались, уходили в горы и уединялись каждый в своей пещере, чтобы очиститься и подготовиться к ритуалу перехода. Уже после этого, когда каждый из них свершал все необходимые ритуалы, они снова встречались — в последний раз в этом измерении — и выходили на открытую горную площадку, достаточно высоко для того, чтобы никто их не потревожил. Там они обменивались бутылками и каждый из них выпускал своего собственного духа, после чего они тут же исчезали из виду и никто больше не мог их найти — ни живыми, ни мертвыми…

Теперь же такое если и происходит, то очень редко и совершенно случайно.

Вообще таких людей, чьи духи хранятся в винных бутылках можно при желании распознать. Они обычно никуда не спешат, всегда задумчивы и несколько рассеянны. Но их можно спутать и с теми, чей дух поселился на какой-нибудь далекой звезде — и те, и другие бывают склонны к лирике, любят читать стихи и очень подвержены влиянию Луны и планет. Но самые несчастные — это те, чей дух самопроизвольно поселился в другом измерении. Такие люди становятся душевнобольными, потому что их тело существует в одном измерении, а дух — в другом, их поступки задаются совсем другими законами и никак не согласуются с тем миром, где находится их тело. Так и мучаются они, пока их тело не перестанет существовать. Преуспевают больше всего те люди, чей дух селится в какой-нибудь стихии. Например, поселится дух в каком-нибудь дереве — человек становится лесным промышленником. Поселится чей-нибудь дух в денежной купюре — человек банкиром становится… Ну и так далее. А те, чей дух в бутылке хранится, часто много пьют — будто все пытаются ту самую свою бутылку найти, чтобы со своим духом соединиться. Но ведь бутылок гораздо больше, чем человеческого времени и это редко кому удается.

Но весь смысл не только в том, чтобы найти бутылку со своим духом и ее откупорить. Нужно еще подготовиться к переходу соответствующим образом. Ведь дух после смерти тела обычно некоторый срок ждет своей очереди, прежде чем снова обрести жизнь в каком-нибудь другом измерении. А весь этот обряд прижизненного соединения с собственным духом для того и нужен, чтобы избежать ожидания.

Автор — Светлана Маслова

Вампир лунной зимой

Вампир лунной зимой

— Сейчас едем в Верхние Нетопыри, — объявил Глава, — Я ведь там родился – в этой самой деревушке!
— Отлично! – ответила Дина, — Расскажете какую-нибудь историю из своего детства? С кем дружили, во что играли?
— Да во что играли? Дрались – стенка на стенку с другими деревенскими, — засмеялся Глава.
— Нет, об этом не надо, — на всякий случай предупредила Дина.
— Ну еще в футбол играли, в войнушку, как все мальчишки… Вот была у нас там футбольная команда… Один наш, Колька-партизан мы его звали, потом известным футболистом стал. Играл в нашей сборной…
Глава пустился в ностальгические воспоминания…
— А предприятия там какие-то есть? Где работает-то народ?
— Да, есть виназавод… Сады там у них красивые – яблоня, вишня…
В общем и целом, к встрече с населением Глава готов, — оценила Дина. Осталось только проследить, чтобы перед выступлением он не забыл причесаться и поправить галстук…

Встреча прошла вполне успешно. Теплый прием, рассказы о планах на будущее, о благоустройстве района в целом и деревни Верхние Нетопыри в частности, дежурные вопросы местных жителей о разбитых дорогах и покосившихся домах, в ответ – дежурные обещания все отремонтировать сразу после выборов… Конечно, в случае победы. Потом, после встречи — ужин в доме пожилой учительницы, которая помнила Главу еще мальчишкой. Подвыпившие односельчане фамильярно хлопали Главу по плечу и предлагали выпить на брудершафт…

Эта деревня была последней на сегодняшнем маршруте, а потому за разговорами засиделись допоздна. Назад ехали по ночной дороге, освещаемой лишь светом фар. Ехать было далеко, Глава задремал, но потом внезапно проснулся и попросил шофера Кирилыча сделать «санитарную остановку». Машина остановилась. По обеим сторонам дороги стоял непроглядный лес. Глава обнаружил тропку справа от машины и побрел по ней в темноту. Дина решила пройтись немного вдоль дороги и увидела такую же небольшую тропинку с другой стороны.
— Дина, ты там осторожнее! – крикнул ей Кирилыч, — у нас тут волки водятся.
— Да я далеко не пойду, — успокоила его Дина.
«Любят же мужики страшные истории рассказывать!», — подумала она.
Дина пошла по тропе вдоль высоченных сосен, занесенных снегом, тропинка петляла и вскоре дорога вместе со стоявшей на ней машиной скрылась из виду. Между верхушками сосен проглядывала полная Луна, освещая лес неярким холодным светом. Внезапно кто-то тронул Дину за плечо.
— Эй, девушка!
От неожиданности Дина вздрогнула и обернулась. Прямо за ней на тропинке стоял парень, которого она точно видела в клубе, на встрече с Главой. Обычный такой парень, ничего особенного… Только сейчас у него изо рта торчали клыки, а зрачки превратились в узкие вертикальные черточки, как у кота. Парень весело улыбался, явно ожидая ее реакции…
— Ну и зачем ты все это нацепил? – Спросила Дина тоном строгой учительницы, — Очень глупо! Выглядишь, как идиот.
— Ничего я не нацепил, — обиделся парень, — Я каждое полнолуние такой. Вампир я…
— Я так и поняла – что не призрак и не Люцифер. Только Хэллоуин давно прошел, так что — не остроумно.
— Да говорю тебе – я правда вампир. У нас таких – полдеревни. Думаешь, просто так нашу деревню так назвали?
— Да? И что же – ты кровь значит пьешь? Меня сейчас своими клыками покусаешь, после чего я тоже вампиркой стану? – Дина подозрительно покосилась на парня. Может – псих? Набросится еще…
— Кровь я пью, тока тебя не трону, не боись. Ты же вон – городская, выглядишь-то как. Кожа у тебя белая, нежная, сама вся холеная… Я ж еще в клубе заметил… Вы ж там, в городе, всякие биодобавки жрете, колете в кожу всякую дрянь, чтоб выглядеть покрасивше. Кровь у вас вся отравленная… Не, я тока своих, деревенских девок пью – они у нас вона какие, кровь с молоком!
Видимо вспомнив своих деревенских девок, парень весело заржал.
Дина хотела было возмутиться и сказать, что не жрет она никаких биодобавок, но решила, что благоразумнее будет промолчать. Пропустив наезд на «городских» мимо ушей, она спросила:
— А чего ж ты только в полнолуние такой? Вампиры, они же, вроде, каждую ночь на охоту отправляются, а днем спят вообще, в гробах…
Парень снова заржал.
— Ну, про гробы – это все вообще чушь собачья! Никто из наших там давно уже не спит. Это вы там у себя в городе в каменных каморках своих ютитесь, вот это – гробы и есть… А что только в полнолуние такой – так это все из-за оборотней. У нас тут рядом деревня есть – Волчановка, там оборотни живут. Давно уж рядом с ними-то живем, так, понятное дело – то мы их покусаем, то они нас… Да и девки ихние за наших парней замуж идут. Наши-то – с крыльями, девки это любят.
Парень горделиво приосанился и посмотрел на Дину сверху вниз.
— Так ты, значит – полукровка? Наполовину вампир, наполовину оборотень?
— Выходит, так… Да сейчас уж и не разберешь – наполовину там, или на сколько еще… А чего – так даже удобнее! А то каждую ночь-то рыскать – заколебешься вообще… А так – раз в месяц, при полной Луне – ниче, по кайфу даже. Да и зависимости нет такой от нее, от крови-то. Я, правда, ем все равно немного совсем, но вот пью много. А чего мне? Я же что угодно могу пить — хоть пиво, хоть водяру, хоть кефир…
Со стороны дороги послышался шум – Кирилыч заводил мотор. Значит, Глава уже вернулся…
— Ну ладно, мне возвращаться пора, — сказала Дина и решительно двинулась в сторону дороги.
— Ну иди, раз пора, — милостиво разрешил вампир и пропустил ее по тропинке, галантно отступив в сугроб.
Дина обошла парня и неторопливо пошла по тропе в сторону дороги. То, что он остался за спиной, было как-то не очень приятно и хотелось ускорить шаг. Но показаться трусихой совершенно не хотелось, поэтому Дина продолжала идти спокойно, размеренным шагом.
— А вообще – ты тут поосторожнее в полнолуние-то, — крикнул ей вслед парень, — а то ведь наткнешься на оборотня-чистокровку – ему плевать, что ты городская и что с Главой приехала. Они у нас – безбашенные совсем, особенно когда в волчьем обличие.
Дина обернулась, но на тропинке уже никого не было. Только промелькнула тень, послышался шелест крыльев и сверху, с потревоженных сосновых веток, просыпался снег…
— Эх, вот бы тут днем на лыжах побегать! – подумалось почему-то Дине…
Машина уже вовсю тарахтела, готовая двинуться в путь.
— Чего так долго-то? Мы уж за тебя волновались! – Кирилыч укоризненно покачал головой, — Думали – а вдруг волк? Хотели идти спасать…
— А деревня Волчановка далеко отсюда? – проигнорировав упреки Кирилыча, спросила Дина.
— Да нет, не очень. Тут вот лесочком, да через овражек потом, — охотно принялся объяснять тот.
— И большая деревня?
— Ну, побольше будет, чем Нетопыри, где сегодня были, да и побогаче. У них там, в Волчановке-то, мясокомбинат знатный, несколько крупных фермерских хозяйств есть… Да мы же завтра туда поедем – сама увидишь…

Автор — Светлана Маслова

Как стать крутым йогином за один день

Как стать крутым йогином за один день

Внимание! Министерство Просветления Ассоциации Вольных Гуманоидов предупреждает: лицам, страдающим обострением чувства собственной значимости, а также дефицитом чувства юмора чтение данного текста категорически не рекомендуется!!!

Великие йогины прошлого тратили на это всю свою жизнь, а ты — можешь сделать за один день! Недавно из глубин Вселенной был получен папирус, испещренный таинственными знаками на азбуке Морзе. Величайшие умы человечества бились над его расшифровкой несколько тысячелетий и вот теперь каждый может прочесть этот текст и стать, наконец, великим йогином!

Ну что, дорогой собрат по разуму? Ты хотел стать йогином, но тебя постигло разочарование? Как я тебя понимаю! Куда бы ты не пришел заниматься йогой – тебе объясняли, что дело это трудное и кропотливое, требующее самодисциплины и немалых усилий. Так вот, я тебе открою великую тайну: не туда ты ходил и не с теми разговаривал! На самом деле все гораздо проще… Прямо завтра сделай все так, как здесь написано и уже к вечеру ты станешь совсем другим!

Первое, что тебе понадобится– это видеокассета с записью какого-нибудь крутого йогина. И не надо за ней ходить в йоговский центр или специальный магазин. Прямо с утра пораньше прошвырнись вокруг своего дома и загляни в любой киоск, где кассеты продаются. Найди там такую, на которой написано «йога», а на обложке – какой-нибудь крутой мужик, завернувшийся в немыслимую позу.

Нашел? Молодец! Бери ее и, ни на что не отвлекаясь, возвращайся к себе домой. Садись перед телевизором и смотри на того мужика, чего он там вытворяет. Думаешь, сам-то ты так не сможешь? Ну, это ты зря! Просто твой разум пока еще закован путами несовершенства. Чтобы их снять, можешь хлебнуть пивка, или чего покрепче – это уж смотря по тому, какой у тебя организм. Когда почувствуешь, что уже дошел до кондиции и тебя на подвиги потянуло – повтори в точности что-нибудь из того, что тебе больше всего приглянулось. Например, можно обе ноги за голову закинуть или на руках постоять, сложив при этом ноги в лотос. Чего, не получается? Ну ладно, не расстраивайся! У того мужика тоже не сразу получилось. И вообще в йоге главное – совсем не это. А что же тогда? – спросишь ты. И я тебе отвечу: главное – это просветлить разум и освободить сознание. Этим мы сейчас и займемся.

А кстати, ты заметил, что тот крутой мужик извивался не просто так на голом полу, а на специальной такой подстилке? Так вот, это был йоговский коврик. Поэтому не поленитесь – пойди на лестничную площадку и насобирай половичков (желательно из резины). Положи их вряд и скрепи скотчем. Вот и готов твой личный коврик! Теперь нужно его зарядить положительным зарядом и своей добротой. Усаживайся на него поудобнее. Сейчас медитировать будешь.

Ах да, для этого тебе понадобиться аудиокассета с надписью «музыка для медитации» (покупать по тому же адресу, что и предыдущую). Теперь самое главное – чтобы у тебя был музыкальный центр помощнее. Включи музыку на полную громкость – пусть твои соседи тоже к йоге приобщаются, а ты заодно избавишься от замкнутости и эгоизма. Кришна, он, знаешь, ли, велел делиться… Или это был не Кришна? Ну ладно, не суть… Уже слышу вопросы: а что же делать, если у меня нет такого мощного центра? Не расстраивайся! Тогда тебе нужно погромче петь самому. Что именно – совершенно не важно, главное издавать какие-нибудь звуки, можно даже нечленораздельные. У йогов это мантрами называется и ведет к пробуждению сознания и развитию голосовых связок… Еще для медитации нужно напустить в помещение побольше дыму, чтобы привлечь нужных духов. Если ты их очень попросишь, они могут тебе в чем-нибудь помочь. Например – стать миллионером, или с девчонками познакомиться. Йоги для этого используют специальные палочки – благовония называются, но можно обойтись и чем попроще – например, чаем в пакетиках, или сбором для полоскания. Если у тебя нет и этого – насобирай во дворе хворосту или наковыряй паркету и разведи костер. В общем, главное — чтобы дыму было побольше, ты меня понял.

Как почувствуешь, что намедетировался уже, переходи к концентрации. Громкую музыку при этом можно не выключать и дым разгонять тоже не стоит. Зажги побольше свечей и поставь их в какую-нибудь замысловатую фигуру. На ней и концентрируйся. Если повезет – у тебя откроется третий глаз и ты им что-нибудь увидишь – например, свое будущее или инопланетян, которые написали это письмо. А если ничего не увидишь – придумай что-нибудь понавороченнее, чтобы было о чем поведать человечеству. Не забудь все это записать и зарисовать, а потом разошли во все газеты и журналы – нужно бороться с невежеством и мракобесием!

Если тебе во время концентрации надоест сидеть в одной позе – можно вскочить и сплясать спонтанный танец. Просто бегай и прыгай по всей квартире, не обращая внимания на окружающие предметы. Если что-нибудь при этом поломаешь – не расстраивайся, это означает, что это (то, что ты сломал) было тебе не нужно. Очень может быть, что при этом ты опрокинешь одну или несколько свечей и начнется пожар. Ни в коем случае его не туши и не вызывай пожарных! Очистительная сила огня поможет тебе просветлить разум и сменить жилье. Не забывай о жителях соседних квартир и домов. Возможно, они тоже нуждаются в очищении, но пока еще не достигли просветления и не могут сделать этого сами.

Ну вот, теперь у тебя уже не осталось сомнений в том, что ты — крутой йогин. У твоих соседей, наверное, тоже. Пусть же не останется их и у всех остальных! Главное, что тебе для этого нужно – крутой йоговский прикид. Достань с антресолей свой старый спортивный костюм и раскрась его гуашью в разные цвета. Можешь нарисовать на нем портрет того крутого мужика с видеокассеты, которую ты смотрел. Кстати, теперь он будет твоим Гуру, так всем и объясняй. А у себя на руке (ноге, животе или любой другой части тела) нарисуй тот образ, который привиделся тебе во время концентрации (или который ты придумал). Можешь даже сделать татуировку, чтобы вернее было. Поначалу будешь его (образ) показывать только особо приближенным ученикам. Потом, когда их будет у тебя очень много – напечатаешь на футболках, полиэтиленовых пакетах, блокнотах и календариках и будешь продавать в качестве пропуска в Нирвану (или в Шамбалу, или в Самадхи)…
Кто-то спросит: А что же делать, если спортивного костюма у меня нет, потому что спортом я никогда не занимался? Ничего страшного, тогда завернись в штору – будет выглядеть неожиданно и эффектно. А еще не забудь повесить на себя побольше всяких побрякушек – чтоб блестели поярче и гремели погромче. Кстати, если у тебя до сих пор не проколоты уши, нос и пупок – немедленно проколи, йоги все так ходят!

И последний штрих – твоя прическа. Волосы должны быть либо длинные, покрашенные в тон твоему костюму или шторе, либо их не должно быть совсем. На образовавшейся лысине можешь тоже что-нибудь нарисовать или сделать татуировку. Ну вот, теперь можно и на люди показаться, тебя точно ни с кем не перепутают.

Когда выйдешь на улицу – не забудь постоянно приплясывать и что-нибудь петь на непонятном языке. Если кто-нибудь спросит, все ли с тобой в порядке – предложи ему к тебе присоединиться, очень может быть, что он не случайно к тебе подошел. Если спросят, куда ты идешь – отвечай: поклониться Великой Матери (Отцу, Дедушке, Бабушке, Теще, Золовке…). За тобой точно кто-нибудь пойдет!
Так вот, пока у тебя нет своего собственного Ашрама (это типа клуба у йогов дом такой), отправляйся к кому-нибудь в гости, желательно – у кого собралось много людей. Не забудь захватить с собой обе кассеты – с твоим Гуру и с музыкой для медитации. Когда придешь, сразу потребуй выключить музыку и телевизор и ставь свои кассеты – можно обе сразу. Если кто-то из гостей или хозяев начнет проявлять недовольство – предложи ему сделать так же, как тот мужик, что на экране. Обычно действует безотказно. Потом усади (или уложи) всех в медитацию, а затем постепенно вовлекай в спонтанный танец. Если после этого уцелеет стол – обрати внимание, что здесь едят. Собери со стола все спиртное, мясо, птицу, рыбу, яйца, молоко и его производные и выброси в окно или в унитаз. Для усиления эффекта можно демонстративно пожевать лист салата или комнатное растение. Пока собравшиеся не пришли в себя, прочти им лекцию о вреде животной пищи, а также – соли, сахара, алкоголя, грязных мыслей и бытовых насекомых.

Ну что, устал, небось? Теперь можно и отдохнуть. Располагайся прямо в том доме, где оказался. После того, как ты сделал столько добра для этих людей, они наверняка окажут тебе радушный прием. Попроси хозяев принести тебе доски и ящик гвоздей, сооруди себе ложе. Если гвоздей у них не оказалось – разбей несколько бутылок и ложись на стекло.

Спокойной ночи, о великий йогин! Да будет он легким, как полет Валькирии!

Автор — Светлана Маслова

Змея имени Кундалини

Змея имени Кундалини

— Да, сложная ситуация, — констатировала Ба Яга, — без Тантры тут не обойтись.
— А Тантра то зачем, — смутился Матвей Александрович.
— Ну как же? Пускай сменят свою ненависть на любовь, благо от одного до другого один шаг. Возлюбят друг друга и заодно – нашего Главу… Так что, пошла я вызывать Имярека.

Уже на следующий день в Волчановском Доме культуры собрался полный зал народа. Было обещано единение друг с другом и с Высшим Существом, причем абсолютно бесплатно. Ровно в назначенный час раздались звуки флейты и на сцену вышел невысокий, абсолютно лысый мужчина в синей футболке, красной меховой безрукавке и фиолетовых тренировочных штанах. Двигался он плавно, точно кот, и все время будто принюхивался к чему-то в холодном воздухе.

— Здравствуйте, меня зовут Имярек, — представился он, подойдя к микрофону, — свое имя я зарыл в песках времени и похоронил в Икстлане. Дожди забвения и слезы печальных дев давно унесли его в Лету…

Волчановцы притихли. Упоминания похорон и печальных дев явно не оставили их равнодушными. Имярек, между тем, открыл свой рюкзачок и извлек из него живую змею, весьма внушительных размеров.

— Это — Змея имени Кундалини, — Сообщил Имярек, — Сейчас мы будем ее поднимать. Вообще такая змея есть у каждого из вас, она в позвоночнике сидит. Большинству людей лучше об этом и не знать. Но раз уж вы теперь знаете – будьте с ней осторожны и понапрасну не будите. Она чрезвычайно непредсказуема, потому что управляется Луной. Вы тут наверное думаете, что едите мясо и являетесь вершиной эволюции? Но это не так. Вы все сами являетесь пищей для Луны. А питается она вами именно через эту самую змею Кундалини… Моя змея дрессированная и обладает гипнотическим взглядом. Поэтому, как только я ее подниму, ваши змеи тоже поднимутся вслед за ней. И вы все пуститесь в спонтанный танец. Не пугайтесь проявлений своего тела – они естественны, а значит не безобразны. Лучше, пока еще есть несколько минут, поищите себе партнера или партнершу, если у вас пока их нет. У женщины может быть партнер-женщина, это нормально. А вот двое мужиков – это нехорошо. Мужчины – существа нижнечакровые, поэтому им для перехода на высшие уровни женщина нужна. Я вот свою уже нашел.

Имярек склонился в приветственном поклоне и на сцену выскочила веселая бабенка неопределенного возраста не слишком привлекательной наружности. В зале захихикали, а один парнишка и вовсе заржал.
— Эх, юноша!, — укоризненно покачал головой Имярек, — Я-то давно уже физические тела на уровне исходящей от них энергетики воспринимаю. И вы учИтесь. А то ведь так и будете по кабакам телок тискать. Так всю свою ци растратите и будете потом всю оставшуюся жизнь на виагру работать.
Теперь уже все заржали в адрес паренька. Бабенка тем временем стреляла глазками по всему залу, игриво улыбаясь.
— Все готовы? — спросил Имярек, дождавшись, пока все успокоились, — тогда просто встаньте рядом со своим партнером. Дальше все произойдет само собой.
Имярек поднял над головой змею Кундалини. Зрители выжидательно замерли… но ничего не произошло.
— Знаете почему не получается? – Спросил Имярек, — Потому что ее надо не просто поднять, а поставить на хвост! Как вы думаете, что для этого надо сделать?
— Окунуть ее в медный купорос! – предложил кто-то из зала и все опять громко заржали.
Имярек в ответ только снисходительно усмехнулся.
— Думайте не про внешнюю форму! Думайте про то, что ее держит, — торжественно воззвал он, — Приучайте себя видеть на уровне энергетики, а не внешних форм.
Волчановцы явно ничего не поняли и нетерпеливо переступали с ноги на ногу, косясь на своих партнеров.
— Сейчас мы начнем космический танец единства двух начал и наша змея сама встанет на хвост, — пообещал Имерек.

Вновь зазвучала флейта и Имярек с партнершей стали выделывать замысловатые телодвижения вокруг лежавшей между ними змеи. К немалому удивлению зрителей, змея и вправду начала подниматься, а затем повисла в воздухе вертикально, будто опираясь на самый кончик своего хвоста. Волчановцы стояли сперва неподвижно, глядя на танцующих и на змею, а потом начали медленно двигаться, держа за руки своих партнеров…

Через несколько минут в зале творилось что-то невообразимое. Волчановцы носились по залу с дикими завываниями, хватая, царапая и кусая друг друга. На сцене исполняли свой шаманский танец Имярек с партнершей. И надо всем этим исполненным гармонии хаосом царила змея имени Кундалини, стоящая на своем хвосте.

Автор — Светлана Маслова

Обратимость

Обратимость

Возвращаясь с работы, у края дороги застыть
и внезапно забыть о себе, обо всем забыть,
что мелькает вокруг и на сотни осколков дробится,
и сквозь снежную дымку увидеть на той стороне
дом, в котором жила много лет, и в застывшем окне
различить безвозвратно ушедших счастливые лица,

и невольно поверить, что не заросла тропа,
что обратно в семя вернулась полынь-трава,
что вполне обратимо все и ничто не поздно…
А рассудок твердит: эти мысли — обман, обман,
ты же знаешь сама — сквозь космический океан
нам сияют на деле давно отсиявшие звезды.

И сейчас, у дороги, перчатку в руках теребя,
игнорируя жизнь, что ликует вокруг тебя,
смотришь в память свою, как в окно пожелтевшего снимка,
и сквозь зыбкую рябь, сквозь слоистую толщу лет
видишь тех, кого в нашем мире давно уже нет.
Ну а кажется — вас разделяет легчайшая дымка…

Автор — Екатерина Куриченкова