Тихая правда

Тихая правда

Истинное горе — как и истинное раскаяние – всегда негромкое, тихое, затаенное, всегда шепотом или совсем без слов. Безмолвие и обеты молчания – знак полного осознания происшедшего, глубокого проникновения в природу безысходности утраты идеи, человека, иллюзий.

Нет ни капли показушности и артистизма, игры на публику. Когда сознание утраты и готовность принять любую правду, лишь бы это была правда, истина, подходит к нам вплотную, и наша душа понимает и принимает уже все как есть, мы становимся по-особенному тихими, смиренными. Нам уже не хочется кричать, манифестировать, мы отреченно величественны. Речь и темп речи замедляются, слова как-то особенно проговариваются, глаза проясняются, лица расправляются, меняется осанка и походка. С нас как будто слезла лишняя кожа, как надоевшая зимняя одежда.

Даже публичные люди, которым приходится многое делать на камеру, на показ — даже они не могут себе позволить сфальшивить в такой момент. На фальшь и игру нужно время, много внутренних сил, а когда все остро больно – молчат все.

Революции и реформы, с оголтелой оравой своих двигателей всегда многошумны, говорливы, им всем присущ базарный гомон. Финал — всегда трагичен, потому тих.

Скандалы, ссоры и другие виды аффектов — всегда заканчиваются двумя-тремя тихо сказанными словами правды. Уже нет сил, а в ушах — звенящая пустота. Потому — самое важное о прожитом проговаривается людьми при прощании, когда люди принимают трагические решения, расстаются. Последний взгляд, вздох в сторону друг друга, последние слова — вот она истая тихая правда.

Люди признаются себе и другим в провале, ошибках, каются — всегда тихо. В истинном горе люди даже плачут тихо, нет рыданий, заламываний рук, криков… все истинное тихо, как любовь и одиночество.

Иноки, отшельники – уходят от мира, чтобы молчать, потому что сказано было уже все, все сказанное было пустым, слова — остановка, а молчание – путь. Многословье, суета, люди- это аудитория, требует самовыражения. Артистизм в природе человека, потому там, где двое — уже театр, и мы невольно пытаемся играть себя, и потому сразу проигрываем в этой пьесе.

Те, кому удается найти хрупкий баланс между собой и миром, становится плохим актером, прозревшим мудрецом. Исчезает суета… такие люди иначе говорят, смотрят, двигаются. Самые любимые актеры — самые плохие из них, у них все правда, и слова из них льются как оголенное откровение. Они и не играют вовсе, они продавливают слова через сито своей души, очищая написанное автором от лишнего, доштриховывая образ собой.

Те, кому удалось найти этот баланс — коснулись главной роскоши на земле — узнали правду и осмелились жить.

Автор — Химина Ирина