Этот душный безвыходный бред

Этот душный безвыходный бред

Этот душный безвыходный бред.
Маслянистый неоновый свет
отражается в мутной воде…
Не найти приюта нигде,
ухватиться нельзя ни за что –
ускользает и это, и то
из-под слабой дрожащей руки…
Миражи. Полусны. Тупики.
Оскуделой души птичья дрожь…

Автор — Екатерина Куриченкова

Так бесшумно нисходит снег…

Так бесшумно нисходит снег…

…Так бесшумно нисходит снег.
В синеве застыли кусты.
Так ли важно, какой нынче век,
так ли важно?.. Взмывают кресты
над тобой, надо мной – над любым,
молча стынет земная голь.
Под горячим, дрожащим, живым
застоялась мутная боль.
Так бесшумно нисходит снег,
усмиряя живую дрожь,
вызывая смежение век…
Все проходит. И ты – пройдешь.
Ты пройдешь, оставляя следы
на снегу… Скоро их заметет.
Ты пройдешь – мимо чьей-то беды
или счастья чьего-то… Пройдет
этот день, этот год, этот век –
и не важно, по счету какой.
Так бесшумно нисходит снег,
поглощая сплошной белизной…

Автор — Екатерина Куриченкова

Удержи

Удержи

То, что дорого: рыжий фонарь
под окном твоим, тополь высокий,
этот хмурый бесснежный январь,
старых писем ломкие строки,
чей-то голос и чей-то взгляд,
шум дождя, промелькнувшая птица…
То, что больше не повторится…
Дом сожженный, растерзанный сад…

…Так попробуй же удержать
дорогое – в дрожащей ладони…
Так попробуй – на зыбком перроне
в ураган и грозу – устоять
и не выпустить из руки
то, с чем больше значительно вес твой…
Под застывшею твердью небесной,
где беснуются сквозняки,
а вокруг – то ли плач, то ли пир,
то ли смех, то ли вой, то ли скрежет –
удержи этот хрупкий мир.
Ну, а он тебя точно удержит –
не позволит ветрам унести…

Автор — Екатерина Куриченкова

Ключи

Ключи

Мы кузнецы, и дух наш молод,
Куем мы к счастию ключи!
Ф. Шкулев

Звяк-позвяк – это к счастью ключи,
драгоценнейших ключиков связка.
Наша жизнь будет лучше, чем сказка.
Вешать нос нет особых причин.

Нет причин больше хмуриться, верь.
Звяк-позвяк – на заветной тесемке…
Кузнецов мы – тех самых! – потомки.

Только есть ли у «счастия» – дверь?..

Автор — Екатерина Куриченкова

Холодные блики на черной воде…

Холодные блики на черной воде…

Холодные блики на черной воде.
По зыбким волнам неуверенный шаг.
И говор невнятный. И шелест крыла.
И пламя ладонью прикрытой свечи…

Но Ты удержи – и на зыбкой воде.
Но не заглуши – слабый шелест крыла,
озябшее пламя в руке – не гаси…
Продли эту жизнь, это чудо… Продли…

Автор — Екатерина Куриченкова

Пейзаж

Пейзаж

… Души иззябшей – дрожь, зернистый серый снег,
уже не снег, а грязь… Нахмуренные лица,
усталые глаза… Встревоженные птицы…
И чьи-то голоса… И волны мутных рек –
куда-то их влечет… А день почти угас…
И все мы – на ветру, как слабенькое пламя,
прикрытое ладонью… Побудь, о Боже, с нами,
спаси и сохрани неосторожных нас.

Автор — Екатерина Куриченкова

По кустам, по крестам…

По кустам, по крестам…

По кустам, по крестам
да по гиблым местам,
ошалелые, ходим.
И ломаем кусты,
и сшибаем кресты…
И другие – возводим.
Пыль, и грязь, и песок
месим сотнями ног.
Голоса. Топот. Эхо.
Дом свой – сами сожгли.
Пламя бьется вдали –
сыплет искрами смеха…

Автор — Екатерина Куриченкова

Относительность

Относительность

И вновь наступает ночь. И вновь зажигают свет
в домах – в миллионах уютно устроенных гнезд…
И вновь разбивается свет на сотни мельчайших звезд,
на сотни мерцающих искр… Ну, а прочего – нет.
А ты исчезаешь во тьме… Но как для тебя дома
малы – вот один вполне поместится на ладонь…
И вновь наступает ночь. И снова ты сходишь с ума.
И снова в душе зажигаешь незримый огонь…

Автор — Екатерина Куриченкова

Пройти, запахнувшись в дождь

Пройти, запахнувшись в дождь

Пройти, запахнувшись в дождь,
ни следа на тропе не оставить.
А потом – незаметно растаять,
превратиться в тончайшую дрожь
на воде…

Автор — Екатерина Куриченкова

Ночь вступила в права свои…

Ночь вступила в права свои…

Ночь вступила в права свои.
Из окна – запах влажной земли
и тяжелой листвы… Тишина.
Ночь скрывает от нас времена –
исчезают дома и мосты,
купола, перекрестки, кресты…
И вокруг, будь то дом или сад –
темнота. Как века назад.
Но – яснее, где правда, где ложь.
Есть дыхание, дождь, сердца дрожь…
И в промокшей, набрякшей тиши
обостряется слух души…

Автор — Екатерина Куриченкова