Мобильник

Мобильник

Время нас торопит сильно,
Тормошит со всех сторон.
Каждый должен быть мобильным,
Как мобильным телефон.

Каждый должен быть на связи,
Чтоб сигнал не прозевать,
Будь хоть бедняком, хоть князем —
Должен ты сообщений ждать.

В постоянном напряженьи,
Никуда не убежишь:
Под контролем все движенья,
Ты на привязи сидишь.

На прогулке, на свиданьи
Иль за чтеньем этих строк
Связан временем ты данью:
Постоянно ждёшь звонок:

Вытащит из чувств, из мыслей,
Словно рыбу из воды…
Все на трубках мы повисли
Ради этой ерунды.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Рынок

Рынок

Рынок! Рынок! На продажу
Человек себя несёт,
Он всего себя покажет
И недорого возьмёт.

Ты мечтаешь подороже?
Ну, смотри, не ошибись!
Демонстрируй всё, что можешь,
Брось гордыню и пригнись.

Подойдут и приценятся,
На себя узнаешь спрос…
Поздно плакать и кривляться,
Коль себя сюда принёс.

Подходите, фабриканты!
Начинаются торги:
Продаю свои таланты,
Продаю свои мозги.

Ты хотел их постепенно
И лелеять, и растить?
Твой подход несовременный:
Там, где купят, будешь гнить!

Ты не в силах эту стену
Прошибить с разбегу лбом?
Что ж, тебе назначат цену,
Стань ещё одним рабом!

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Клетка

Клетка

Чёрную недавно метку
От себя я получил.
Отправляюсь снова в клетку.
Получилось, сам решил.

В клетке чисто и опрятно,
Кормят просто на убой.
Там легко, почти приятно,
И нельзя лишь быть собой.

Очень трудно жить без клетки,
Там стабильное житьё.
Исключенья очень редки,
Выбираешь сам её.

Буду я глядеть сквозь прутья
С бешеной тоской в глазах.
Ждать, когда смогу вернуть я
Жизнь без клетки, на свой страх.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Проститутки

Проститутки

Всё мы выставляем на продажу,
Этим каждодневно мы живём,
В суете не замечая даже,
Что себя всё время продаём.

Утром на работу отправляясь,
Словно тучи мошки-мелюзги,
Продаём, повыгодней стараясь,
Своё время, силы и мозги.

Может показаться глупой шуткой,
Будто всех пытаюсь оскорблять,
Но, по сути, все мы проститутки,
Не пытаясь этого скрывать!

Где различье: мы торгуем телом
Или на работе спину гнём?
Всё равно себя сдаём мы смело,
Мы свою свободу продаём!

Можно, презирая проституток,
Ставить им в пример людей других,
Но… остановитесь на минуту:
Чем мы отличаемся от них?!

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Скотовозки

Скотовозки

Проявленье жизни плоской
И несбывшейся судьбы –
На работу в скотовозках
Отправляются рабы.

Дважды в день, туда-обратно,
Свой покорно держат путь,
По часам и аккуратно:
Кто мозги, кто спину гнуть.

Рыбы так в консервной банке,
А рабы – ещё тесней,
Тискаются спозаранку
В скотовозки всех мастей!

Гордости своей не внемля,
Каждый день спешат опять
По земле или под землю
К месту рабскому бежать.

Под землёю даже лучше
Путь среди кротовых дыр,
Чтоб рабам, на всякий случай,
Не смотреть на этот мир!

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Позднее признание

Позднее признание

1
Столетия назад один учёный
К великому открытию пришёл,
Но в ереси ужасной уличённый
Под свист сограждан на костёр взошёл.

Теперь о нём, конечно, знает каждый,
И именем его клянётся всяк,
И с гордостью потомки их сограждан
Сообщают, что учёный — их земляк.

Конечно, в честь его назвали площадь
(Ту самую, где гений был сожжён),
И памятник стоит такой же точно,
Как выглядел всегда при жизни он.

Растаскан его облик в сувенирах,
А имя — в ресторанах и кафе…
Как повезло, что предки их кумиру
Устроили здесь аутодафе!

2
Жил-был художник, он писал картины,
Над ним смеялись, их продать не мог.
И век был у художника недлинный:
В канаве он от голода издох.

Теперь полотна стоят миллионы,
Их счастлив получить любой музей.
Искусствоведы бьют ему поклоны,
Так, наконец-то, он обрёл друзей.

О нём создали горы диссертаций,
О жизни написали груды книг,
Не устают в которых сокрушаться,
Иссяк как рано гения родник.

С ним раскупают сувениры бойко:
Календари, открытки… Всем он мил!
Себе на жизнь он не наскрёб, но скольких
Он после паразитов прокормил!

***
На улице стоит другой художник,
Портреты он рисует за гроши.
Но те картины он продать не может,
Что пишет по велению души…

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Грядущее шоу

Грядущее шоу

Все идут на сделку денег ради,
Шоу грандиозное грядёт:
Моцарт выступает на эстраде,
Пушкин к песням тексты создаёт,
Каллас под фанеру их поёт.

Рейтинг – это бог на всех каналах,
И, похоже, видеть мы хотим,
Как Бернар играет в сериалах,
А Шекспир сценарий пишет к ним,
Эйзенштейн снял рекламный фильм.

Что бы публика не захотела,
Ей дадут немедля, без проблем:
Комиксы рисует Боттичелли,
Манекены делает Роден,
Фидий – автор бизнес-центра стен.

Покупают то, что интересно,
Ни к чему занудство это нам:
Детективы пишет Достоевский,
Диккенс – эротический роман,
Тексты для буклетов – Томас Манн.

Гладкая, удобная дорога
Проще, чем тернистая тропа.
В мире больше нет иного бога
Для искусства, нежели толпа!
Ко всему великому слепа…

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Афины

Афины
Афинской демократией принято восхищаться. При этом закрываются глаза на очевидные вещи. Чтобы о них узнать, достаточно только внимательно читать историю.

Афины – колыбель всех демократий,
Афины же и их апофеоз.
Какое искушенье: казнь Сократа
Считать лишь как трагический курьёз!

Афины, все равны перед законом.
Но у народа нрав бывает крут.
В Афинах даже пепел Фокиона
Похоронить супруге не дадут.

Никто народа гнева не избегнет,
Нет дела до побед и до заслуг.
И, вот, на казнь отправлены стратеги,
Как повелел Афин народный суд.

Кто выделился из обычной жизни,
Афинскому народу будет враг.
Подвергнуть негодяя остракизму!
Пусть будет рад, что кончилось всё так.

Афины – демократии основа.
Афины – демократии столпы…
И глас народа возвещает снова
Желания бессмысленной толпы…

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Мудрость раба

Мудрость раба /народные пословицы/

Для растительной жизни удобны,
Ужасает любая борьба…
Не люблю я пословиц народных,
В них запрятана мудрость раба.

Они вечно живут в крайней хате,
Не желают менять свой шесток.
Бесконечны покорность во взгляде
И готовность бежать со всех ног.

Не пытайся сломит обух плетью,
Выше лба не бывает ушей.
Так спокойно дотянешь до смерти,
Среди крыс, тараканов и вшей.

Как же душно от этих сентенций!
Так болотная пахнет вода.
Замолкают и разум, и сердце,
Лишь желудок в них слышен всегда.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)