Памяти Таля

Памяти Таля/1992/

Приходит день, и все мы умираем…
Как хорошо оставить добрый след!
Шедевры, нам оставленные Талем,
Пленять нас будут до исхода лет.

Ушёл маэстро. В трауре застыли
Те, кто его творенья нам несли:
Печально кони головы склонили
И встали, сняв короны, короли.

Всё быстротечно в этом мире зыбком,
Идут года, вращается земля,
Но никогда нам не забыть улыбку
И добрый юмор шахмат короля.

А в партиях такое вдохновенье!
Каскадом жертв их украшал солист.
И в жертву не получит их забвенье,
Покуда жив последний шахматист!

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Иисус

Иисус

Целитель бедный и философ
Бродил без дома и семьи,
Ища на вечные вопросы
Ответы только лишь свои.

Но есть готовые ответы
У гадов, что имеют власть.
Мошеннику не надо света,
Всегда во мраке легче красть.

Несущий свет всегда опасен,
Слепыми проще управлять.
Кто на потёмки не согласен –
Удобней силой убеждать.

Не трогай стен замшелых веры
С их паутиной вековой!
Смутьяна надо для примера
Травить покорною толпой,

С такими разговор короткий…
И под насмешки подлецов
Целитель и философ кроткий
Дух испустил в конце концов.

При жизни власти и влиянья
Он не искал и не нашёл.
Но вдруг ужасное признанье
Он после смерти приобрёл.

Ища прикрытия святого,
Жрецов когорта поняла:
Другого не найти такого
Себе для оправданья зла!..

Дыханьем мира он, повеяв,
Исчез в небесной чистоте.
А миллионы фарисеев
Клянутся на его кресте!

Для утвержденья новой веры
Он не обидел никого.
А палачи и лицемеры
Божатся именем его!

Не брал ни денег, ни награды,
Неся свою благую весть…
Теперь помпезные фасады
Они в его возводят честь!

Менялам в храме нету места,
Не купишь рая для души.
Но в оборот его известность
Пустили в рясах торгаши,

Все исказив его идеи
И мысли повернувши вспять…
Их предки сделали честнее,
Задумавши его распять!

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Памятник Чехову

Памятник Чехову /Новодевичье/

Среди памятников грузных и помпезных,
Между символов влиянья и успеха,
Будто гость в цепочке личностей известных,
Притулился незаметно скромный Чехов.

Быть другим его надгробие не может,
Чехов сам другого б захотел едва ли.
Эта Чеховская скромность мне дороже,
Чем торжественная спесь на пьедестале.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Гук

Гук

Роберта Гука, как правило, «узнают» лишь по одной формуле F=-kx. А ведь он оставил след практически во всех точных науках: от химии до архитектуры. Идея закона всемирного тяготения, его общий смысл были высказаны Гуком ещё до Ньютона. После смерти Гука все его портреты (и, вероятно, некоторые бумаги) были уничтожены Ньютоном! Меня этот факт просто шокировал.

Известны нам с учебников портреты
Науки знаменитых мудрецов…
Среди великих гениев планеты
Не можем разглядеть одно лицо…

Как странно, что его изображенья,
Соперником великим сожжены!
Узнав об этом, в первое мгновенье
Как громом мы стоим поражены.

Как можно было так возненавидеть
Открытия предтечи своего?!
Чем мог титан титана так обидеть? —
Теперь уж не узнать нам ничего…

Загадочный, универсальный гений
Себя реализовывал сполна…
Прошло не так уж много поколений,–
С ним связана лишь формула одна…

История порой неблагосклонна
К подвижникам искусства и наук…
Заслуживает место в пантеоне
Учёных величайших Роберт Гук!

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Пуанкаре

Пуанкаре

Анри Пуанкаре фактически раздаривал многие свои открытия, фиксируя в истории науки имена учёных, которые имели к ним какое-то отношение. Он обязательно подчёркивал все заслуги других учёных. К сожалению, по отношению к нему самому такое соблюдалось далеко не всегда, и о том, что именно Пуанкаре первым пришёл к специальной теории относительности, знают единицы…

Истины научной скромный рыцарь…
В мировой истории игре
Мало тех, кто может с ним сравниться,
Рядом встать с Анри Пуанкаре!

Он в математические недра
Проникал, над физикой парил,
Просто и по-королевски щедро
Он свои открытия дарил.

Как, улавливая мира звуки,
В формулы их облекал сполна!
Скольких скромных рыцарей науки
Он увековечил имена!

Он ушёл… Течёт поток событий,
Но живёт подаренное им.
Жалко лишь, что множество открытий
Знаем мы под именем другим…

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Ипатия

Ипатия

Трагическая история этой великой женщины, растерзанной христианскими фанатиками, потрясла меня. Между прочим, организатор расправы признан святым. Эта мразь — святой Кирилл.

Во время, когда беспробудностью
Весь мир покрывался и тьмой,
Она была символом мудрости,
Свободы и жизни самой.

Её страшной смерти мгновение
Как символ пребудет в веках
Глумления черни над гением,
Лжецов, насаждающих страх.

Снедаема чёрною бездною,
Убитая злобой слепой…
А с ней сама мысль растерзана
Тупой, фанатичной толпой.

Для тех свято имя Ипатии,
Кто истиною дорожит.
Укором и вечным проклятием
Оно на христианстве лежит.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Заглянувший в бесконечность

Заглянувший в бесконечность /Георг Кантор/

В мир, где бесконечность правит,
Смертному заказан путь.
Горе тем, кто всё ж дерзает
За черту перешагнуть.

Там для бедного рассудка
Чисел бездна предстаёт,
Что представить даже жутко,
Что сознанье в клочья рвёт,

Что нельзя окинуть глазом,
Что нельзя вообразить,
Что не в силах даже разум
Ни понять, ни уяснить.

На краю у этой бездны
Он бестрепетно стоял,
Логикой своей железной
Сущность мира прояснял.

Словно сказочное диво
Суть была ему видна:
Фантастически красива,
До безумия сложна…

Разумом вписал он в вечность
Дерзновение своё,
Заглянувший в бесконечность
И сорвавшийся в неё.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)

Бах

Бах

Среди круговорота мелочей
Нет времени задуматься о главном.
А дни текут, и, может, их ручей
Вольётся скоро в реку смерти плавно…

Но мелочи уходят, как в туман,
И отступают суета со страхом,
Когда поёт таинственно орган
О смысле жизни, вдохновлённый Бахом.

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)