Обратимость

Обратимость

Возвращаясь с работы, у края дороги застыть
и внезапно забыть о себе, обо всем забыть,
что мелькает вокруг и на сотни осколков дробится,
и сквозь снежную дымку увидеть на той стороне
дом, в котором жила много лет, и в застывшем окне
различить безвозвратно ушедших счастливые лица,

и невольно поверить, что не заросла тропа,
что обратно в семя вернулась полынь-трава,
что вполне обратимо все и ничто не поздно…
А рассудок твердит: эти мысли — обман, обман,
ты же знаешь сама — сквозь космический океан
нам сияют на деле давно отсиявшие звезды.

И сейчас, у дороги, перчатку в руках теребя,
игнорируя жизнь, что ликует вокруг тебя,
смотришь в память свою, как в окно пожелтевшего снимка,
и сквозь зыбкую рябь, сквозь слоистую толщу лет
видишь тех, кого в нашем мире давно уже нет.
Ну а кажется — вас разделяет легчайшая дымка…

Автор — Екатерина Куриченкова

Фотографии в старых альбомах…

Фотографии в старых альбомах…

Фотографии в старых альбомах. — Сияние лиц,
проступивших внезапно сквозь мутную толщу событий,
сквозь сплетения дней, сквозь задумчивый шорох страниц,
сквозь дыханье дождя… Хоть, казалось, вовек не забыть их —
ведь они, как багровые швы, что остались от ран,
до конца не сотрутся, — но спутанных мыслей извивы
обволок своей душною тяжестью желтый туман:
что написано на обороте рукой торопливой —
нам уже никогда не прочесть, не постичь никогда.
Склеить прошлое — может, удастся, да только расставить
все как было — не выйдет, увы. Зацветает вода.
Сон-травой зарастает насквозь изболевшая память…

Автор — Екатерина Куриченкова

Терзания памяти

Терзания памяти

Опять меня терзает память,
Зовя уже в который раз
Хоть на мгновение представить,
Как жизнь сложилась бы сейчас…

Я в эти частые мгновенья
Живу другую жизнь всерьёз,
Не замечая направленья
Текущей жизни под откос…

Мне многочисленные «может…»
Никак покоя не дают.
Тень прошлого меня тревожит,
Настойчиво зовя на суд…

Автор — Александр Монвиж-Монтвид (Белогоров)