серое

* * *

Ну а что в перспективе? Плывет за окном электрички
серый мир, ограниченный рамой, а прочего — нет.
До сих пор ты жила как придется, по старой привычке,
и в надежде исправить хоть что-то — купила билет:
ну а вдруг? Все равно не терять… В полутемной прихожей
улыбалась неловко, неловко снимала пальто,
понимая, что он в твоей жизни — случайный прохожий,
и что это взаимно. Все слишком не так и не то.
Ну а «то» — это что же? Да пес разберет. Непонятно.
Жизнь сквозь пальцы течет… Так скорее, скорее за ней —
удержать!.. Но в погоне, как солнца подвижные пятна,
ускользает из рук всякий смысл. И внутри все темней.
…Ты сидишь у окна, ну а мимо него проплывают
неуклюжие серые зданья. Все краски слились
в беспросветную гамму. Иллюзии медленно тают,
словно снег по весне, словно воск от тепла, словно жизнь.

Автор — Екатерина Куриченкова

Обратимость

Обратимость

Возвращаясь с работы, у края дороги застыть
и внезапно забыть о себе, обо всем забыть,
что мелькает вокруг и на сотни осколков дробится,
и сквозь снежную дымку увидеть на той стороне
дом, в котором жила много лет, и в застывшем окне
различить безвозвратно ушедших счастливые лица,

и невольно поверить, что не заросла тропа,
что обратно в семя вернулась полынь-трава,
что вполне обратимо все и ничто не поздно…
А рассудок твердит: эти мысли — обман, обман,
ты же знаешь сама — сквозь космический океан
нам сияют на деле давно отсиявшие звезды.

И сейчас, у дороги, перчатку в руках теребя,
игнорируя жизнь, что ликует вокруг тебя,
смотришь в память свою, как в окно пожелтевшего снимка,
и сквозь зыбкую рябь, сквозь слоистую толщу лет
видишь тех, кого в нашем мире давно уже нет.
Ну а кажется — вас разделяет легчайшая дымка…

Автор — Екатерина Куриченкова