Обратимость

Обратимость

Возвращаясь с работы, у края дороги застыть
и внезапно забыть о себе, обо всем забыть,
что мелькает вокруг и на сотни осколков дробится,
и сквозь снежную дымку увидеть на той стороне
дом, в котором жила много лет, и в застывшем окне
различить безвозвратно ушедших счастливые лица,

и невольно поверить, что не заросла тропа,
что обратно в семя вернулась полынь-трава,
что вполне обратимо все и ничто не поздно…
А рассудок твердит: эти мысли — обман, обман,
ты же знаешь сама — сквозь космический океан
нам сияют на деле давно отсиявшие звезды.

И сейчас, у дороги, перчатку в руках теребя,
игнорируя жизнь, что ликует вокруг тебя,
смотришь в память свою, как в окно пожелтевшего снимка,
и сквозь зыбкую рябь, сквозь слоистую толщу лет
видишь тех, кого в нашем мире давно уже нет.
Ну а кажется — вас разделяет легчайшая дымка…

Автор — Екатерина Куриченкова

Океан

Океан

Этаж — самый верхний. Огнями осыпанный город,
как море прибрежные скалы, твой дом омывает.
Доносится с улиц окрестных раскатистый говор,
и ветер, пропитанный солью, в твой сон проникает
и будит виденья. Ты знаешь, когда бы не ветер,
навряд ли бы наши ковчеги друг к другу прибило,
навряд ли за хрупкий твой сон я была бы в ответе,
а впрочем, гадать не резон, что бы все-таки было,
когда бы не ветер, не град, и не то, и не это…
Минувшее тает за плотной завесой тумана.
Ты здесь. Ты — реален. Душа наполняется светом,
и счастье во мне нарастает, как шум океана.

Автор — Екатерина Куриченкова

Стена

Стена

Внутри меня растет стена
с каждым днем становясь тяжелее и выше
она прячет мир от внутреннего зрения
перекрывает дыхание души
И так хочется моря
Господи так хочется
чтобы мощная волна
нахлынув разрушила эту стену до основания
и рассыпалась искрящимися брызгами

Автор — Екатерина Куриченкова

Оттого что…

Оттого что…

Оттого что иглою впивается в душу негромкий твой голос –
так смешны, бестолковы, бессвязны мои sms-ки,
что на бешеной скорости мчатся сквозь призрачный город,
над рекою застывший в своем лихорадочном блеске.
Оттого что… Прости. Бестолковые мысли листаю.
Заползает под веки мои разноцветная память,
не давая уснуть… Пересохшие губы кусаю.
Кровеносный огонь тихий голос твой медленно плавить
продолжает. Но все-таки мерзну. Промозглою ночью
пелена тишины окутала черные зданья.
Сквозь промасленный воздух, сквозь спутанных улиц клочья
устремились нелепые строчки… Немые посланья…
Так гораздо удобней, пожалуй, так даже лучше,
чем смотреть, чем не знать, что сказать, чем друг друга бояться…

Жаль, нельзя sms-кой отправить иззябшую душу,
и пробиться сквозь тысячи стен, – и прижать, и прижаться…

Автор — Екатерина Куриченкова

Воскресим для себя то, что позже поможет воскреснуть

* * *

Коль исчерпаны темы – давай вспоминать о прошлом:
пробивать порыжелой соли толстенную корку
(соль осталась от слез — а вода испарилась), нарочно
вызывая движенье в душе — помутневшей, прогорклой.

Под слоистыми льдами – течение в реках застывших
пробуждать, возрождать из пепла умолкшие речи.
Там, в глубоких сознания недрах, минувшее дышит,
прорастая сквозь лед и стремясь обернуться – вечным.

…Как скакала земля под ногами, как кровь кипела,
как Вселенная представлялась клетушкой тесной,
как душа стремилась прорвать оболочку тела… —

Воскресим для себя то, что позже поможет воскреснуть!

Автор — Екатерина Куриченкова

К чистоте прикоснувшись душою остывшей, ледащей…

* * *

К чистоте прикоснувшись душою остывшей, ледащей
(ощущение это сравнимо, пожалуй, с ожогом),
поразиться себе, непривычно живой, настоящей
и понять, что себе же самой ты подарена Богом,
уместившим в тебе целый мир, и конец, и начало,
стершим разницу между цепочкой веков и мгновеньем…
К чистоте прикоснуться — и верно приятного мало,
только вымощен путь, что ведет к исцеленью — терпеньем.
Значит, нужно терпеть для того, чтобы снова родиться,
для того, чтоб душою — ЗАЖИТЬ… Ну а дальше — как выйдет.

Если мутная пленка успела срастись с роговицей,
отделять эту пленку…
Увы, не больнее, чем видеть.

Автор — Екатерина Куриченкова

На крови

На крови

Влажной горечью дышат поля,
серебрится туман над рекой,
припадает к небу земля
и нисходит на спящих покой.
О своем бормочет река,
забываясь неровным сном.
Только храм на крови – сквозь века
проступает кровавым пятном.

Автор — Екатерина Куриченкова

Травы

Травы

1.
Травы
взбежали на крыши, на стены,
пролезли в окон глазницы,
пробились сквозь прах ушедших
в незрячие влажные недра.
Травы…
Но в облаке терпкой пены
мерцают забытые лица,
чуть слышный словесный шелест
с пыльцой разносится ветром.
Травы,
глубокие раны латая
серебряной тонкою нитью,
быть может, хранят от распада
истерзанную планету.
Травы,
сквозь мутные сны прорастая,
вы и меня помяните –
ту, что однажды пропала
меж пятнами скользкого света…

2.
Я запомнила, как – дело было к зиме,
отцвели и лазурь и медь, —
травы преданно никли к дрожащей земле,
пытаясь ее согреть…

Автор — Екатерина Куриченкова

Уязвимые тени застывших домов…

Уязвимые тени застывших домов…

Уязвимые тени застывших домов,
беспокойных людей уязвимые тени,
мнимость мыслей и чувств, мнимость действий и слов,
разговоров, объятий и прикосновений.
Исчезают мгновенно — лишь пальцем коснись,
как в воде всколыхнувшейся — мир отражений, —
зданья, нити огней, молчаливая высь,
повторенья бесцельных, ненужных движений.

Уязвимые тени, которым плутать
в лабиринтах путей, изнывая от жажды,
населяя собой черновую тетрадь,
я надеюсь, что мы воплотимся однажды.

Автор — Екатерина Куриченкова